Loading...

19 апр. 2018 г.

Стенограмма обсуждения доклада конкурентоспособности и развитию промышленности РФ

Константин Бабкин: Коллеги, прошу убрать звук на сотовых телефонах, занимайте свои места. Начинаем работу очередного заседания совета ТПП по конкурентоспособности и развитию промышленности РФ. Слово для приветственного слова вице-президенту ТПП Дмитрию Николаевичу Курочкину.
Дмитрий Курочкин: Приветствую вас, друзья, коллеги, от имени руководства ТПП РФ.
Тема сегодняшнего доклада чрезвычайно актуальна. Мы очень рады, что наш совет по промышленному развитию хочет сделать эту практику регулярной, системной, я имею в виду подготовку ежегодных докладов о состоянии конкурентоспособности российской экономики. По большому счету, конкурентоспособности экономики – это фокус всего, что мы делаем, квинтэссенция нашей работы, и более важной темы в сегодняшних условиях быть не можем.
Пользуясь случаем, хотим призвать использовать опыт других комитетов. У нас комитет по развитию потребительского рынка уже 10 лет издает соответствующие аналитические доклады о состоянии потребительского рынка. За текущий год, буквально на прошлой неделе состоялась презентация очередного доклада за 2017 год, и оценка перспектив на 18-ый. Мы разослали все эти материалы в наши комитеты, советы, членские организации.
Сегодняшний доклад также был направлен во все наши организации, предварительные замечания, предложения, комментарии мы уже получили. Будем рады услышать сегодня ваше мнение, ваши подходы, комментарии к представленной информации.
[00:05:08]
В обязательном порядке ежегодный доклад – ну, пока не ежегодный, пока первый, – должен будет получить и дальнейшее обсуждение на других площадках, как мы делали в прошлом году  со стратегией. В итоге он должен поступить на обсуждение наших вышестоящих органов, которые будут проводить свои заседания в конце мая, конкретно 30 мая будут заседания и правления, и совета ТПП РФ. Думаю, к этому сроку мы уже завершим процесс обсуждения.
Я рад, что многие вопросы, которые попали в текст доклада, ранее по разным причинам не попадали в поле зрения и в обсуждение наших комитетов и советов. Думаю, что сегодняшнее обсуждение будет очень важным обсуждением для более глубокого анализа сложившейся ситуации. И традиционно хотел бы заверить, что все замечания, предложения, которые будут сегодня высказаны, будут не только четко зафиксированы руководством совета по промышленному развитию, но не останутся без внимания руководства ТПП РФ. Обязательно будут внимательно изучены.
Константин Бабкин: Спасибо. Благодарю вас, коллеги, за то, что вы здесь. Мы сегодня представляем итог нашей годовой работы. За прошедший год мы провели пять заседаний нашего совета по разным темам, по налоговой политике, по денежно-кредитной политике, по политике в области культуры, другие темы мы затрагивали. Обобщая свою работу, сегодня мы представляем доклад. Это не продукт только работы нашего совета, этот продукт родился в кооперации с другими комитетами, советами ТПП, является продуктом поездок по регионам, ну и долгих размышлений участников написания этого доклада.
Смысл доклада – оценка условий ведения деятельности на территории РФ некоего условного промышленного предприятия, производящего невоенную несырьевую продукцию. В конце будет представлен расчет предприятия, производящего бульдозеры. Эти основные параметры доклада можете примерить и на предприятия, которые вам ближе, знакомы, из легкой промышленности, из сельского хозяйства. Те пункты доклада и те критерии оценки, которые включены в доклад, касаются любого несырьевого предприятия, производящего гражданскую продукцию. 10 основных критериев оценки, сейчас мы по ним пройдемся.
Первое. Налогообложение. Несмотря на декларированный отказ от повышения налогов, мы видим, что без увеличения налоговой нагрузки в прошлом году не обошлось. Консолидированный бюджет стал наполняться на 20% больше, а федеральный бюджет, если отдельно взять, на 32% больше собрал налогов. Это при том, что экономика выросла в прошлом году на 1,5%. Фактически с того же размера экономики федеральный бюджет собрал на треть больше налогов. На этом слайде можно останавливать оценку состояния конкурентоспособности условий ведения бизнеса. С предприятий стали стричь на треть больше налогов.
Можно пройтись дальше, базовая ставка водного налога выросла, при этом НДПИ вырос значительно, что сильно повлияло на все отрасли промышленности. Налог на добычу полезных ископаемых.
Налог на имущество не вырос, но ужесточился коэффициент взимания налога на имущество, тариф системы «Платон» был повышен. Может, не в той мере, как планировалось, но все равно очень существенно вырос. Из-за несоответствия размеров темпов роста экономики и темпов роста сбора налогов, мы видим, что идет рост задолженности предприятий по платежам. На 12% задолженность предприятий выросла. Мы видим, что в России повышаются налоги, и это противоречит действиям, которые предпринимают другие страны в условиях кризиса и в современных условиях.
[00:10:38]
Трамп, как мы знаем, провел через Конгресс новую налоговую систему, в декабре она начала действовать. В частности налог на прибыль был снижен с 32% до 21%. Были снижены налоги на наследство, на репатриацию капиталов, и многие другие налоговые послабления были введены. И сейчас экономика Америки начинает оживать. В частности сельхозмашиностроение растет в этом году двузначными темпами. В России сельхозмашиностроение в частности в этом году на 30% меньше продает техники, чем в прошлом году.
Этим слайдом иллюстрируется то расхождение между декларацией правительства и фактически действиями. Но тем не менее, пойдем дальше.
Денежно-кредитная политика. Мы много раз обсуждали в рамках нашего проекта, идет сознательная монополизация банковского сектора. На 10% снизилось количество банков в прошлом году. Это привело к увеличению монополизации, к удорожанию обслуживания банков. В частности мы приводим, что комиссия за перевод денежных средств в среднем по банковской системе составляет 0,05%, а в крупнейших пяти банках, куда стекается все больше капиталов, составляет 2%. Спред по купле-продаже валюты тоже в крупнейших банках составляет 3%, а в среднем по банковской системе 0,6%. То есть дальнейшая монополизация ведет к тому, что удорожается банковское обслуживание. И соответственно, из-за монополизации идет сокращение объемов кредитования. В прошлом году объемы кредитования уменьшились на 6%.
Ключевая ставка, хотя в прошлом году была снижена с 10% до 7,75%, но мы можем приветствовать такое снижение, все равно такая ставка является запредельной. В других странах, в частности в Европе, мы знаем, что ключевая ставка часто является отрицательной. И почти 8% – это заоблачная величина, которая является серьезным препятствием для модернизации и развития экономики.
Снижение процентной ставки, конечно, привело к снижению стоимости кредитов. В целом для бизнеса на 2,2% кредиты подешевели, для малого бизнеса тоже подешевели на 2% с чем-то. Но более 12% годовых, кредитование для малого бизнеса, при том что в целом ВВП у нас растет на 1,5% в год и ужесточается налоговая нагрузка. Но это тоже является недоступной величиной. Фактически банковская система работает неэффективно и недоступно. Хотя можно приветствовать, по каким-то причинам увеличивается доля долгосрочных займов со стороны экономики, свыше одного года кредитов привлекается 40%.
Сверху такая рожица показывает эмоциональную оценку действий или изменений в денежно-кредитной политике. В целом ситуация печальная, но есть и положительные тенденции – это снижение ключевой ставки, увеличение доли долгосрочных кредитов. Улыбочка натянутая и неискренняя, в целом денежно-кредитная политика остается одной из наших печалей, тех, кто занимается производством в России.
[00:15:05]
В прошлом году повысились акцизы на производство бензина, дизельного топлива. Повысились очень сильно, на 35%, на 64%. Как я отметил, вырос НДПИ. Это приводит к тому, что растет стоимость этих продуктов, растет стоимость перевозок и электроэнергии. В частности на 7% ее стоимость выросла, это очень важная часть себестоимости, затратная часть всей работы промышленных предприятий. 7%, справа вверху на диаграмме показываем, что и газ, и бензин, и дизтопливо, их цены растут темпами гораздо выше, чем инфляция. Опережающими темпами, повышая налоги, проводя так называемый налоговый маневр, государство сознательно повышает стоимость сырья и энергоносителей для экономики.
Внизу мы показываем, что электричество в России стоит значительно дороже, чем во многих странах, как Запада, так и Востока, СНГ, Америки или ЕС.
Возвращаясь к политике правительства, оно повышает налоги, причем налоги на землю, на пользование водой, на пользование энергоресурсами. Не налоги с прибыли, не налоги с продаж повышает, а изымаются из экономики деньги таким образом, чтобы повышать себестоимость производимых в России товаров и стоимость их перевозки. Тем самым государство подрывает конкурентоспособность нашей экономики, подрывает сук, на котором мы все сидим.
Последствия роста тарифов на энергоресурсы. Грузоперевозки, мы видим, железнодорожный транспорт значительно подорожал, на диаграмме вы видите цифры, услуги автотранспорта подорожали, водоснабжение выросло на 7%, его стоимость.
Ну и показываем, сравниваем с другими странами, видим, что конкурентоспособность, в России в частности по пользованию водой невысокая. Особенно это видно по сравнению с Китаем, который, как известно, для него недостаток воды является большим ограничением. Но даже в Китае стоимость пользования водой на четверть дешевле, чем в России.
То же самое про отопление, уже сказано.
Теперь коснемся внешней торговой политики. Он подвержена влиянию санкций, особенно в области сельского хозяйства эта сказывается. Введены запреты на импорт перечисленных продовольственных товаров. И это привело, естественно, к падению импорта. Что в свою очередь привело к росту производства продовольствия в России. Появились элементы протекционизма во внешней торговой политике, и это привело к выравниванию конкуренции, дало положительный эффект для нашего сельского хозяйства. За четыре года на четверть выросло производство продовольствия в России. В прошлом году на 9% выросло производство продовольствия.
При этом из-за укрепления рубля, ну и из-за других причин, часть из которых уже перечислена, импорт в прошлом году стал вырастать, и не исключено, что в этом году роста производства продовольствия мы не увидим. Когда предприятия планируют свою работу на год, это комплексная оценка, закладывают условия ведения бизнеса. Да, санкции продолжаются, запрет на импорт некоторых видов продовольствия продолжает действовать, но повышаемые налоги, повышаемая стоимость перевозок и так далее, вполне возможно, сыграет свою отрицательную роль.
Слово протекционизм перестало являться запретным, и уже начинает применяться иногда в реальной экономике. И это приводит к росту производства. Здесь мы ставим в целом смайлик. Хотя в промышленности, кстати, слово «протекционизм» еще не настолько применяется. И здесь очень большой потенциал не просто по запрету импорта, а по выравниванию условий конкуренции между российскими производителями и зарубежными.
[00:20:23]
Государственная поддержка производства. Здесь мы хотим сказать в целом добрые слова за то, что правительство, особенно Минпромторг, вводят все новые и новые субсидии на продвижение продукции, на поддержку экспорта, на НИОКР, на участие в выставках. Не стали перечислять все виды субсидий, все виды поддержки производственных предприятий. Но в целом объем финансирования, объем денег на поддержку промышленности вырос почти на треть. В прошлом году выросло количество реализованных мер поддержки, 72 вида уже. Многие из них по оценке ассоциации «Росспецмаш» и вообще по оценке экспертов нашего совета являются эффективными, дают свой эффект, в частности растет производство в некоторых отраслях промышленности.
Если мы бросим взгляд в целом на картину, мы увидим, что эти субсидии составляют порядка 1% от оборота промышленности, от объема продаж несырьевых отраслей промышленности, 1%. При этом налоговая нагрузка в России составляет 52%. Государство собирает 52%, выплачивает обратно 1%, он дает серьезный эффект. Но все равно это нестабильно, неуверенно и в очень скромных размерах.
Поэтому надо либо снижать налоги и оставлять такой же размер субсидий, либо увеличивать значительно размеры финансирования мер поддержки.
Здесь смайлик нейтральный, но ближе к позитивному.
Меры поддержки несырьевого сектора. Хорошо начал функционировать Российский экспортный центр, у него тоже целый набор субсидий, это компенсация затрат на доставку продукции до границы и даже до потребителя, это льготное кредитование, это страхование экспорта, банковские гарантии и нефинансовые меры поддержки, в частности информационные продукты. 6600 организаций получили поддержку в отношении экспорта своей продукции. И экспорт вырос почти на 20%. Экспорт несырьевой продукции. Это прекрасная цифра, в современных условиях прекрасные темпы роста. Растет кредитование зарубежных потребителей, почти в полтора раза увеличилось это кредитование. Но опять же, поддержка составляет 0,2% стоимости несырьевого экспорта, очень нерешительная поддержка, но даже такая ограниченная поддержка дает очень серьезный эффект.
Несмелость этой поддержки в частности в том, что она проводится на коммерческих условиях, в частности в области экспорта сельхозтехники. Риски невозврата получателями продукции кредита ложатся на предприятие-экспортер. Если случился страховой случай на международном рынке, то затраты на его возмещение РЭЦ закладывает в следующей сделке с этим же экспортером. Это скорее не поддержка экспорта, а коммерческая деятельность, связанная со страхованием. Наша рекомендация в том, чтобы государство смелее финансировало поддержку экспорта, брало на себя больше рисков, потому что у государства гораздо больше возможностей вернуть деньги, чем у частного инвестора, производителя, который находится где-то в регионе и не имеет шагов политических, финансовых, силовых, дипломатических. Не всегда справедливо и честно перекладывать на него все риски ведения международной торговли. Это особенно касается малых предприятий.
[00:25:01]
Оплата труда. В прошлом году она выросла на 14% в обрабатывающих отраслях промышленности, и в целом по России на 7%. Это прекрасно в том смысле, что обрабатывающие отрасли стали более привлекательными для сотрудников, для рабочей силы, для тех, кто работает. Но для себестоимости, которую мы оцениваем, это является минусом. Снижает конкурентоспособность российского рынка. Но повышение оплаты труда теоретически ведет к увеличению рынка сбыта. Теоретически, это было бы так, если бы эффективно применялся протекционизм. Возросшие доходы населения тратились бы на российские товары. Но сегодня не всегда так происходит.
Просто учтем, что средняя зарплата выросла на 14%. Но при этом внизу мы видим, что если сравнивать с доходами сотрудников в других странах, мы выглядим довольно позорно. В Бразилии, в Китае люди получают больше, чем у нас в стране. Бразилию называют развивающейся страной, у нас типа развитая, но люди у нас живут беднее.
Справа вверху показано, что несмотря на формальное увеличение зарплат, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, в прошлом году выросла на 0,2%. Реальные доходы населения упали в прошлом году. Из-за того, что формально зарплаты выше, но работы меньше, товары дорожают, бензин дорожает, перевозка дороже, реально доходы меньше. Странно было бы ожидать другого, если государство не создает условий для развития несырьевой экономики.
Инфраструктура. Среднее количество часов в пробках уменьшилось в прошлом году, но незначительно. По количеству часов, проведенных в пробках, Россия в ряду с такими странами как Таиланд, Индонезия, Колумбия, Венесуэла. Россия из них самая благополучная. Но это пять самых загруженных в отношении пробок стран. Это тоже сильно сказывается на конкурентоспособности нашей экономики.
По количеству аэропортов – переезды, командировки, кооперация между предприятиями. Показано на диаграмме, что мы сильно отстаем от Бразилии или Мексики. Если поделим на площадь нашей страны, то отставание будет еще более разительным. В инфраструктуру надо вкладывать. В послании президент озвучил, что в строительство дорог будет потрачено в два раза больше денег, чем в предыдущие шесть лет. Это хорошо. Есть надежда на улучшение.
Риски предпринимательства. Заявленное число экономических преступлений у нас выросло, прессинг вырос со стороны правоохранительных органов. Жалобы на незаконное преследование, их количество увеличилось на 65% в прошлом году. Каких-то улучшений в отношениях между правоохранительными органами и предпринимателями статистика не показывает, все остается очень печально.
Ведение отчетности. Это тоже значительная статья расходов предприятий, которая не только приводит к необходимости содержать значительный штат бухгалтеров, людей, которые работают с оформлением бумаг, но и затрудняет оперативность реакции предприятий на необходимость заключения сделок. Замедляет работу предприятий и кооперацию между предприятиями.
Внесено свыше 30 поправок за прошлый год, изменяющих правила ведения бухгалтерского, налогового и кадастрового учета, но не сказать, что все из них направлены на упрощение ведения отчетности.
[00:30:10]
Мы перечислили некоторые меры. Мы не увидели идеологии со стороны Минфина, не увидели желания упростить ведение отчетности. В частности, введены онлайн-кассы и электронные чеки. Происходит сделка продажи товара, сразу же отчет об этой сделке направляется куда-то в Минфин. С одной стороны, звучит хорошо, электронный документооборот, сразу не нужно эти чеки предъявлять в налоговую инспекцию, но фактически это не так. Несмотря на то, что идет электронное сообщение между налоговой службой и предприятиями торговли, это не отменяет ни в коей мере ведение бумажного документооборота. Это делает вроде как более прозрачной деятельность торговых предприятий для налоговой службы, но не смягчает работу бухгалтерии. Здесь ситуацию не улучшили за прошлый год.
Подготовка кадров. У нас  Министерство образования, ВШЭ проводит такую политику, что образование – это коммерческая услуга, и мы не знаем, какие специалисты будут востребованы через пять лет, поэтому рынок сам все рассудит. Мы должны учить всех абитуриентов кто чего желает. Мы видим, что количество поступающих на факультеты инженеров, конструкторов и другие технические специальности, востребованные промышленностью, кстати, уменьшилось в прошлом году на 5000 человек, с 90000 до 85000 человек. Все меньше становятся привлекательными технические специальности. И среди выпускников, выпущенных в прошлом году, предприятия, справа помеченные зеленым, инженеры и конструкторы, им нужно 305 тыс. вакансий, система образования предоставила лишь 140 тыс. специалистов этих специальностей, в 2,5 раза меньше, чем нужно. Это очевидным образом приведет к технологическому отставанию.
Проблема не висит в воздухе, она происходит из того, что заниматься производством высокотехнологичной продукции, инженерным трудом, это не является сегодня высокодоходной профессией, ну и выпускники туда не идут.
Тут надо заходить с двух сторон. Повышать финансовую привлекательность технической деятельности, и Министерство образования должно как-то регулировать и направлять поток абитуриентов, больше направлять молодых ребят на технические специальности, востребованные в экономике.
На предыдущем заседании нашего совета мы обсуждали политику в области культуры. Говорили, что информационный поток, льющийся из телевизоров и экранов кинотеатров, не рисует привлекательный образ России, не рисует привлекательный образ будущего России, не прославляет патриотизм, не прославляет человека труда. За прошлый год ситуация начала улучшаться. Вышло несколько фильмов, которые несут хотя бы нейтральный оттенок в отношении России, в частности фильм про баскетболистов. Вроде там ребята патриотичные, но все равно им приходится бороться с ужасной Россией, ужасными бюрократами, они действуют против своего государства, все равно побеждают. Но это уже шаг вперед к правильному искусству, которое усиливает нацию, а не стремится ее разрушить.
Сложно количественно оценить состояние культуры, но можно сказать, что за прошлый год ситуация начала улучшаться, но проблема остается серьезной.
В целом мы оценивали условия ведения бизнеса со стороны предприятия, производящего промышленную продукцию. Мы взяли условное предприятие, производящее бульдозеры, и сравнили его деятельность с таким же предприятием, производящим бульдозеры в Китае.
[00:35:08]
Конечно, к этим цифрам надо относиться очень условно. Каждое предприятие очень индивидуально, технологии индивидуальны. Но как-то эти цифры отражают изменения, произошедшие за прошлый год.
Сокращение затрат на кредитование этого предприятия мы оценили, увеличение затрат, совокупные издержки выросли, но при этом появились государственные меры поддержки, и себестоимость производимой в России продукции уменьшилась на 1,2 млн рублей, не очень значительно. Но при этом сыграло свою отрицательную роль укрепление рубля, и это все привело к тому, что конкуренция между российским предприятием и китайским ужесточилась. В России несколько улучшились условия ведения бизнеса, но из-за укрепления курса рубля это улучшение было нивелировано, и в целом заниматься производством в России за прошлый год стало менее выгодно, менее привлекательно, менее перспективно.
Результаты. Если сравнивать состояние нашей экономики, наверное, правильно сравнивать состояние экономики с докризисом, с 2013 годом. Мы видим, что ВВП у нас упал на 0,5%, индекс производства промышленной продукции упал на 3%, количество обанкротившихся предприятий по сравнению с 2013 годом увеличилось на 28%.
Извините, что такой безрадостный доклад. Он противоречит духу риторики, которая шла в ходе предвыборной кампании, что у нас все улучшается, что у нас прекрасные перспективы. Действительно, потенциал нашей страны огромен, но мы показали, как выглядит ситуация на самом деле.
Давайте обсудим ситуацию, что делать. Может, возражения или дополнения будут. Этот доклад был разослан по региональным ТПП, мы получили набор откликов со стороны представителей ТПП, и Анастасия Астахова сейчас нам озвучит, какие отклики мы получили.
Анастасия Астахова: Я хотела бы вкратце остановиться на основных моментах, предложениях, комментариях, которые к нам поступили. Начать с того, что выразить огромную благодарность. Те материалы, что были направлены в наш адрес, представляют большой интерес. Они во многом дополняют тот подход, который мы представили сейчас, который обрисован в докладе, помогают нам получить интересные примеры и иллюстрации к тем выводам, которые мы сделали.
Каких-то существенных замечаний в наш адрес не поступило. Скорее можно говорить, что коллеги детализировали информацию, которую давали мы, приводили интересные примеры, иллюстрации из той деятельности, которую они ведут.
За время обсуждения доклада к нам поступили предложения и материалы от наших коллег из разных сфер. Два пакета предложений поступили непосредственно от палаты, за что хотим выразить огромную благодарность, и очень рады, что мы можем в рамках взаимодействия внутри палаты какие-то моменты доработать, учесть и обсудить.
Это предложение по денежно-кредитной политике профильного департамента ТПП и предложение комитета по интеграции и развитию внешнеэкономической деятельности.
Кратко остановлюсь на основных моментах. К нам поступили предложения от региональных палат, о чем сказал Константин Анатольевич, это предложение Нижегородской ТПП и из Калининграда. Что также значимо и интересно, откликнулись представители производственного сектора, ассоциаций, от них поступили комментарии и предложения от ассоциации «Станкоинструмент» и очень интересное содержательное письмо с большим количеством аналитики и материалов поступило от Тюменского аккумуляторного завода.
Если говорить о содержании поступивших предложений, как я сказала вначале, большинство из них детализируют и дополняют наш собственный подход. Мы здесь с коллегами в едином подходе к принципиальным вопросам относимся.
[00:40:27]
Например, если брать комментарии, которые поступили от профильного департамента по линии денежно-кредитной политики, коллеги говорят о том, что одним из существенных рисков текущей системы является то, что большинство банков применяют агрессивную маржинальную политику, напрямую связывают собственные риски с условиями для клиентов. И проводится это в весьма агрессивной форме. Это полностью соответствует тем вводным и выводам, что мы получили по итогам нашего исследования в рамках совета, и на наш взгляд, в первую очередь связано с существенной монополизацией банковского сектора. Здесь мы полностью с коллегами согласны, это скорее некий детализирующий комментарий.
Интересные предложения поступили от профильного комитета Палаты по линии внешнеэкономической деятельности. Там есть ряд цифр, не буду останавливаться подробнее, скажу лишь, что мы обязательно уточним, детализируем данные, посмотрим совместно с коллегами. Там приводятся небольшие предложения в части детализации данных по части роста экспорта и ряда показателей.
Также, если коллеги присутствуют, можем обсудить потом дополнительно, они могут отследить это в материалах, приводится вопрос, на который я хотела бы ответить, прокомментировать. Вопрос по докладу в части государственного финансирования экспорта. Вопрос о том, какие данные были использованы, когда мы приводили свои общие данные об объеме поддержке в размере 21 млрд рублей. Возможно, у других коллег, изучающих доклад, также этот вопрос возникал. Необходимо прокомментировать, что речь идет о данных, взятых с сайта Минфина, о бюджетной росписи по линии субсидий, который шли экспортерам.
В основном, как говорил Константин Анатольевич в рамках доклада, в рамках системы, которую сейчас координирует и направляет РЭЦ. И речь идет о субсидиях не только РЭЦ, но и подведомственных организаций. Чтобы снять этот вопрос, вносим такое уточнение.
Также, что учтено в нашем докладе и в нашей текущей работе, можно будет более подробно в рамках деятельности текущего совета, в рамках функционирования рабочих групп посмотреть на этот момент. Коллеги пишут, что систему поддержки экспорта нельзя рассматривать в отрыве от общей системы повышения конкурентоспособности предприятий. Когда мы выходим на экспорт с продукцией, в издержках, в себестоимости уже заложены вещи, которые нужно контролировать до субсидирования экспортных поставок. С этим мы полностью согласны.
Что касается предложений Нижегородской области, не буду останавливаться подробно, но в целом все эти подходы учтены, просто, Может быть, с небольшой разницей формулировок.
Хотела бы кратко остановиться на таком моменте, который, на наш взгляд, является принципиальным. Касательно предложений от Калининграда. Здесь два момента, которые важно вынести на обсуждение. Первое – коллеги пишут о том, что стимулирование отечественного производства не является приоритетом политики ЦБ. А мы как раз в своем докладе и во всех программных документах говорим об обратном. Они предлагают исключить, так как это является функцией исполнительной власти. Здесь длительный комментарий излишний, скажу лишь, что подход, который продвигается нашим советом, с которым мы согласны, состоит в том, что напротив, то, что у ЦБ нет четко прописанных стимулирующих функций, существенно вредит общей системе поддержки и координации этой работы в различных органах власти.
Второй момент принципиального характера по Калининграду связан с тем, что коллеги представили объемную информацию, она очень ценна, мы ее обязательно проработаем и учтем, касательно функционирования калининградской свободной экономической зоны. И то, что следует из этой информации, что есть положительный накопленный эффективный опыт поддержки предприятий. Это очень положительная тенденция, но мы, при подготовке системных документов, исходим скорее из того, что было бы важно не просто в рамках отдельной свободной экономической зоны говорить об эффективных налоговых льготах, а выстраивать эту систему в целом в рамках РФ. Чтобы предприятия, находящиеся не только на отдельном локальном участке, могли пользоваться такими мерами и иметь эффективную систему регулирования их деятельности.
[00:45:30]
Это все, что касается предложений палаты, региональных палат или наших коллег по федеральной палате. И кратко остановлюсь на том, что представили наши коллеги от бизнеса.
В предложениях «Станкоинструмента» и Тюменского аккумуляторного завода речь скорее не о самом докладе по конкурентоспособности, а о тех мерах, которые нужно прорабатывать в дальнейшем и предпринимать в развитие этого доклада, в развитие тех выводов, что в нем изложены. Мы будем очень рады с коллегами отдельно повзаимодействовать, обсудить предложения, которые поступили. Там речь о достаточно конкретных механизмах, связанных с денежно-кредитной политикой, налогами и вопросами внешнеэкономической деятельности.
Если кратко прокомментировать, остановлюсь только на одной из них. От ассоциации «Станкоинструмент» поступило очень интересное предложение касательно того, что многие механизмы, особенно в условия дефицита бюджетных средств, механизмы финансирования производителей следует перенаправить на поддержку уже непосредственно спроса на отечественные товары. Было бы очень правильно этот вопрос отдельно с коллегами обсудить и проработать, потому что такой подход сейчас активно реализуется. Программа 1432, активно реализующаяся, это пример такой деятельности. Но когда говорим о субсидиях потребителям на закупку отечественного, следует учитывать, что есть определенные нюансы в рамках законодательства ЕАЭС. И эта тема для обсуждения в рамках рабочей группы.
Завершая, все те комментарии, что поступили перед заседанием и будут в ходе обсуждения, мы их очень внимательно фиксируем, и впоследствии все это доработаем и учтем, как в рамках доклада, так и в текущих материалах совета. Спасибо.
Константин Бабкин: Спасибо. Гамза Владимир Андреевич, председатель комитета ТПП по финансовым рынкам и кредитным организациям.
Владимир Гамза: Добрый день, уважаемые коллеги. Я горд, что имею некое прикосновение, отношение к подготовке данного доклада. На самом деле доклад получился, и нет сомнений, что он будет востребован как бизнес-сообществом, так и органами власти. Настолько четко понятно, в докладе говорится о том, что же у нас с конкурентоспособностью нашей экономики.
Хотел бы расширить часть, связанную с монетарной и регуляторной политикой. Она, конечно, не сильно радует, есть некоторые положительные моменты, но в целом она больше беспокоит, чем радует. Общие итоги регулирования надзора. За 16 лет существования Банка России из всех созданных банков 3160, кредитных организаций, ликвидировано 83%. Можно все, что угодно, говорить о плохих банкирах, но совершенно очевидно, если ЦБ неправильно заложил условия создания и функционирования банковской системы, то мы пожинаем эти плоды.
Только одну цифру назову. В 1992 году в каждый рабочий день ЦБ регистрировал по пять кредитных организаций. Вы понимаете, какого качества банковскую систему мы создали?
За 4,5 года регулирования нынешней банковской администрации ЦБ 43% ликвидировано банков из тех, которые достались в 2013 году. В 2017 году 10% ликвидировано. Слава богу, уменьшается количество ликвидированных организаций. Но очень беспокоит, что за прошлый год ликвидировано аж 208 банковских филиалов. 208 серьезных точек. Это не просто офис, это банковские филиалы. На сегодняшний день у нас всего 33 тыс. банковских офисов на 150 тыс. населенных пунктов. Более 100 тыс. населенных пунктов вообще не имеют банковских офисов.
[00:50:23]
Не только банки, также шло сокращение во всех субъектах финансового рынка, и страхования на 15%, и рынка ценных бумаг на 10% сокращение, и НПФ на 11%, и МФО на 12%.
Да, наверное, на финансовых рынках достаточно много некачественных или совершающих неправомерные действия институтов, но такое сокращение, естественно, приводит к сокращению предоставления финансовых услуг.
С другой стороны, это приводит к монополизации и централизации банковского сектора. Доля 400 малых и средних банков, большинство из них региональных, сократилась в три раза за эти четыре года, с 6% до 2%. Эта доля уже стала микроскопической.
В 14 субъектах нет ни одного регионального банка. В 17 субъектах всего по одному банку. У нас фактически нет региональных банковских систем чуть ли не в половине субъектах. Доля госбанков достигла 70%. За прошлый год невероятный рост с 63%. Доля 20 крупнейших – 80%. Так называемый закон Парето отдыхает, который говорит, что 20% субъектов, как правило, имеют 80% активов. У нас эти 20 крупнейших банков, и только 3,6 всех субъектов. 80% активов. Причем в составе 20 крупнейших банков. 13 – госбанки, 3 – иностранные, и только 4 0 национальные частные банки.
То, что происходит, идет вымывание нашей национальной банковской системы. Потому что иностранные банки не страдают. Они вместе с госбанками растут.
И совершенно болезненная гипертрофированная ситуация, в московском регионе и в Санкт-Петербурге большинство банков находятся, и все ресурсы – около 85% всех ресурсов. Общие итоги монетарной политики. Можно говорить о номинальном росте, но я буду говорить о реальных вещах. Активы кредитных организаций относительно ВВП сократились на 0,7%, банковский капитал относительно ВВП сократился на 0,7%, средства на банковских счетах юрлиц относительно ВВП сократились на 1,3%. Объем банковских вкладов физических лиц практически не изменился относительно ВВП.
Финансирование экономики в 2017 году. Банковские кредиты относительно ВВП сократились на 1,6%, кредиты нефинансовым юрлицам и ИП относительно ВВП сократились на 2%. Кредиты малому и среднему бизнесу сократились и номинально на 6,7%. Вообще это жуткое падение в прошлом году. И реально на 6,9%. Только активы небанковских секторов номинально и реально выросли на 0,9%. На самом деле это радует, скажу откровенно, потому что все предыдущие годы был тренд увеличения доли банковских активов в общем объеме финансового рынка. И он превысил даже 90% в 2016 году. В прошлом году начался небольшой откат примерно на 1%, и стало чуть меньше 90%, 89,5% занимают сегодня банковский сектор во всем финансовом рынке.
Если этот тренд сохранится, то это будет очень здорово, потому что это просто гипертрофированная ситуация, нигде в мире такого не существует. И наоборот, в развитых странах объем небанковских секторов на финансовом рынке больше, чем банковских.
Ошибки. Почему такое происходит. Ошибки заложены в основе монетарной политики. В прошлом году мы покрыли дефицит бюджета за счет исчерпания резервного фонда, закачали туда 4 трлн рублей из резервного фонда, но монетарная политика ЦБ такова, что эти 4 трлн рублей не превратились на одну копейку, условно, больше в денежной массе. Как они пришли, так они и остались, фактически в ЦБ. Поэтому денежная база в прошлом году выросла только на эту сумму. Относительно ВВП рост ее составил всего почти 1,5%, и сегодня это 46%. Денежная масса 46% от ВВП. Это основа всей слабости и проблем финансирования экономики.
Не буду приводить известные цифры, скажу только про Китай – более 200% денежной массы относительно ВВП. Естественно, денежное предложение другое.
Структура денежной базы, наличные – 46%, госсредства на счетах ЦБ – 26%. Легко посчитать, на долю средств, которые реально работают в экономике и мультиплицируют денежную массу очень низкая.
Не могу не сказать о ключевой ставке и депозитной ставке. У нас депозитная ставка, по которой ЦБ собирает деньги кредитных организаций, всего на 1% меньше ключевой ставки. На сегодня 6,25%. Зачем банк кредитовать предприятия, тем более малый и средний бизнес, где высокие риски, когда можно ничем не рискуя под 6,25% разместить в ЦБ. Что кредитные организации сегодня и делают.
Когда Константин Анатольевич показал, что выросла доля долгосрочных кредитов, это выросла доля кредитов крупнейшим предприятиям. Это тоже одна из причин.
Понятно, нужна новая монетарная политика. Объявленный президентом рост в 1,5 раза за шесть лет простым просчетом математическим требует, чтобы мы в год росли реально каждый год по 5%, не менее. Иначе мы просто этого не достигнем.
А чтобы это произошло, нужно, чтобы денежная масса и инвестиции в год росли на 15-20%, и к 2024 году М2 должны достичь 100% ВВП, а инвестиции 25% ВВП. Иначе мы этого просто теоретически достичь не можем.
Есть ли у нас необходимые ресурсы? Есть. На сегодняшний день свободных средств, не активы, а свободный кэш, 48 трлн рублей. 850 млрд долларов. Это чистые валютные резервы и наличные в рублях у населения, наличные в иностранной валюте и государственные средства на счетах ЦБ, и средства самих кредитных организаций. Вполне достаточно, чтобы обеспечить такой рост монетизации и инвестиций в экономике. Но для этого нужно, естественно, сформировать развитые региональные финансовые системы, чтобы они не стояли с протянутой рукой в федеральном казначействе. Создать систему инвестиционных банков. Абсолютно точно надо в каждом федеральном округе создавать институт развития в виде банка развития. Долю банков в инвестициях увеличить до 30%. В прошлом году доля банков в инвестициях упала до 6%. Всего лишь.
Совершенно понятно, ключевая депозитная ставка должна быть на уровне инфляции. Целевое долгосрочное финансирование банков по инвестиционным проектам необходимо. Количественное денежное смягчение, кредитование государственной программы и финансирование институтов развития, снижение платежей государству до 35%, сегодня более 40%. Увеличение доли небанковских секторов финансового рынка до 30%. И возврат капитала, и прямые инвестиции из-за рубежа. Это, естественно, обеспечит те задачи по увеличению в полтора раза ВВП, которые  поставил президент. Иначе нам этого просто не достичь. Спасибо.
Константин Бабкин: Спасибо. Горбачев Александр Владимирович, директор по развитию компании «Завод им. Козицкого».
Александр Горбачев: Здравствуйте, коллеги. У меня короткий доклад и конкретный. Хотел бы предложить ввести в этот доклад в обязательном порядке большими буквами раздел формирования рынков для отечественных предприятий. То, что вы назвали протекционизмом, вы про это сказали, а в докладе этого вообще нет. Без этого раздела все вопросы с налогами, с процентными ставками, с нашими транспортными затратами, мне кажется, не очень существенно выглядят.
[01:00:49]
У нас есть ассоциация производителей теле- и радиоаппаратуры, она делает еженедельную рассылку обзоров прессы и всяких докладов. Последний обзор, в нем на первой странице доклад, что за четыре года наших импортозамещений в области радиоэлектроники и телекоммуникаций импорт на нашем рынке составляет 94%. То есть ничего не получилось. Это не потому, что нет разработок или сильно на эти технологии влияют транспортные издержки. Это потому, что на рынке такое засилье иностранных поставщиков, что пробиться туда крайне сложно. Особенно вкладывать в разработки при отсутствии рыночных перспектив.
В этой связи хотелось бы озвучить предложения. Минимальное заключается в следующем: протекционизм такой, как у нас в сельском хозяйстве, наверное, в этой сфере не поможет. Но у нас есть приоритетные направления, в которые довольно большие бюджеты по всей стране, региональные, федеральные, например, видеокамеры везде устанавливаются. Система «Умный дом», «Умный город» развивается, это сотни миллиардов рублей. Они все тратятся прежде всего государством. Можно было бы эту программу ориентировать на отечественных производителей, заключать договоры и проводить конкурсы досрочно, за несколько лет, на разработку с определенным качеством изделий и поставку ее в течение нескольких лет в дальнейшем. Тогда предприятиям не надо будет ни субсидий, ни каких-то льгот, они сами найдут деньги на разработки, сами все разработают, сами закупят комплектующие и будут поставлять. Государство не рискует ничем, оно просто дает возможность быть уверенным в том, что поставки будут осуществляться на большие суммы. А те, кто смогут получить долю этого рынка, смогут на рыночных условиях конкурировать и в рыночной ситуации, в кафе тоже нужны камеры. И это не одно направление.
В Красноярске был экономический форум, там как раз круглый стол Сергей Николаевич Катырин вел, называлось это новой нормальностью. У нас новая нормальность такая, что как бы война не началась. В этой ситуации есть чувствительные области, а средства связи, телекоммуникации и управление – это чувствительная область. Ее надо срочно развивать, импортозамещение в этой сфере. Я уж про экспортную ориентацию не говорю, хотя бы с собой справиться.
В этих приоритетных отраслях надо находить направления, которыми можно было бы стимулировать развитие отечественных предприятий, научно-исследовательских институтов и так далее. Этот раздел очень нужен в докладе.
В каждом разделе, может, сделать предложения. Вы прокомментировали, что предлагается. Может, это написать, а в конце в виде выводов всех их собрать. Это была бы некая рекомендация в те органы власти, куда мы направляем этот доклад. Тогда, может, он был бы более целеустремленный. Потом можно было бы посмотреть, через год, что сделано, и часть доклада посвятить результатам предыдущего доклада.
И по налоговой нагрузке и ведению отчетности есть вопрос. Эти вещи сильно связанные. Налоговая нагрузка как таковая. НДПИ, понятно, а во многом сейчас увеличилась собираемость НДС и НДФЛ. Как косвенный показатель, что обналичивание денег стало практически равно стоимости НДС, и скоро умрет. И если бы НДС понизили, оно сразу бы умерло. Потому что вводятся всякие новые системы отчетности, направленные на прозрачность. НДС, например, сейчас прослеживается электронным образом в налоговой сразу от начала до конца. А те, кто на НДС играют, везде помойка в конце получается в любом случае. До этой помойки процесс быстрый это найти. Поэтому налоговая нагрузка в результате администрирования во многом растет. И это, наверное, хорошо. Неважно, какой налог, главное, чтобы он у всех одинаковый был, и нельзя было одному получить преимущество перед другим. Тут синхронная вещь. Неплохо бы налоги уменьшить, мы бы и на международном уровне лучше себя чувствовали, но лучше уж прозрачность  повышать одинаково для всех. Пусть налоги немного растут, но прозрачность будет.
И по инженерному персоналу. У нас есть завод в Новгородской области небольшой, там городок 18 тыс. жителей. Мы сейчас ищем такое количество инженеров, и зарплаты, по сравнению с тем, что есть в этом регионе, просто космические. И найти нигде невозможно. Там вообще никого нет, всего несколько предприятий, и друг у друга несчастных технологов переманивать не получится. По всей стране поиск идет, проводим собеседование с людьми от Ижевска до Калининграда.
Может, во-первых, со школы надо. Если человек математикой не занимается, потом физикой, химией и так далее, то технологом, инженером, производственником он скорее всего не станет. В какое-то время ему уже просто не пойти туда дальше. И информацию, мне кажется, надо лучше доводить, что зарплаты там на самом деле немаленькие. Зарплата небольшого участка – 100 тыс. рублей. Зарплата замдиректора по производству – 120-140 тыс. рублей. Это в маленьком городке. При том что зарплата рабочего – 25 тыс. Существенная разница. И есть, куда стараться и развиваться. И дальше эта работа будет только появляться. Если ты экономист, юрист и не дай бог сценарист, то наверное, не факт, что ты будешь хорошо себя чувствовать. А если ты инженер, то всегда найдешь работу. В этом направлении действительно надо заниматься какой-то пропагандой, тупо передачи по телевизору, как это требуется, что люди будут зарабатывать. Все, спасибо.
Константин Бабкин: Да, разумные предложение. Про формирование рынка надо расширить, у нас сжатый раздел про протекционизм. То, что вы сказали, что давайте создавать преимущество для камер российского производства, это тоже элемент протекционизма.
Александр Горбачев: Только на государственном рынке. Государство может спокойно, не оглядываясь на нормы ВТО, на китайских товарищей, сказать, что это мое.
Константин Бабкин: Да, в следующем году расширим этот раздел. Про НДС вы справедливо сказали. НДС жестче собирается, в частности со всех субсидий, выплачиваемых государством, надо будет выплачивать НДС получателям субсидий. Вроде формально повышения налогов не состоялось, но все субсидии уменьшились на 18%. Государство хлопает в ладоши, а промышленность говорит, что мы стали беднее и ваша поддержка по факту уменьшилась.
Про привлекать инженеров все правильно сказано. А насчет рекомендаций, что дальше делать, в прошлом году наш совет разработал принципы и стратегии экономического развития, где тезисно мы обозначили, куда хотелось бы, чтобы государство двигалось, не в сторону повышения налогов, а в сторону снижения, не в сторону запредельной ключевой ставки, а в сторону разумного ее размера. Это разумное предложение, каждый год напоминать обществу и правительству, что надо делать более разумные вещи, чем они делают. Это в раздел рекомендаций, наверное, включим.
Мужчина: А потом еще результат можно подводить. Мы порекомендовали вот это, а сделали что-то.
Константин Бабкин: Да, смайлики тоже добавим.
Выступления с мест, коллеги. Кто-то хотел опрос какой-то...
Мужчина: Розданы анкеты по бизнес-барометру коррупции. ТПП проводит четвертый этап опроса предпринимателей, чиновников, просто людей относительно их ощущения уровня коррупции в стране и результативности тех мер, что принимаются в связи с борьбой с коррупцией.
Наш бизнес-барометр коррупции, этот опрос достаточно высоко ценится в органах власти, причем на самом высоком уровне про него говорят и используют в работе.
[01:11:00]
В третьем этапе бизнес-барометра принимали участие более чем 10 тыс. человек.
Константин Бабкин: Немного вышли за пределы темы. Мы сегодня обсуждаем доклад конкурентоспособности экономики.
Мужчина: Просьба. Заполните анкеты, которые передали. Анкеты анонимные. Оставьте их у себя на столе, я потом заберу.
Константин Бабкин: Как вы заметили, в докладе слово «коррупция» не упоминается. Мне кажется, это преувеличенная проблема. Она есть, но где-то во втором десятке существующих проблем. Но ее тоже надо озвучивать, обсуждать и с ней бороться.
Андрей Разбронин: Добрый день. Президент Российского союза производителей текстильной и легкой промышленности. Во-первых, я хочу поблагодарить Константина Анатольевича и Владимира Андреевича за очень содержательный доклад, абсолютно качественный, и по большому счету, добавить нечего, кроме того, что лично для нашей отрасли есть некоторая специфика в некоторых аспектах, в частности экспортная деятельность и так далее. А в целом картина такая, какая есть. И хотелось бы отметить, что наш доклад общий не был просто общим сигналом. Надо обсудить и решить, как ТПП в более жесткой форме это донесет. Иначе, если мы каждый год будем просто фиксировать и констатировать ухудшающуюся ситуацию – а она именно так и развивается на сегодняшний день, из ваших слов хорошо это видно и мы видим это по жизни. Мы приедем к ситуации, которая описана в «Мальчише-Кибальчише»: и снаряды есть, о чем Владимир Андреевич говорит, но бойцы побиты. Тягать будет некому, потому что эта манера все время собирать по сусекам и делать странных колобков за последнее время себя исчерпала, на мой взгляд. Еще год такой политики и в принципе разговаривать особо будет не о чем.
Хочу коллег поблагодарить, дальше надо более жестко определяться, что делать.
Сергей Андрюшин: Член комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям, который возглавляет Владимир Андреевич. Я бы хотел продолжить мысль Владимира Андреевича, когда он сказал, что деньги в экономике есть, и достаточно, но ими надо разумно распорядиться. Довести их до тех бойцов, которые еще остались. В условиях существующей денежно-кредитной политики, конечно, это трудно будет сделать. Мне кажется, в докладе в разделе денежно-кредитной политики необходимо прописать наше виденье мер и инструментов, которые, с точки зрения бойцов этого заседания, позволит задействовать существующие ресурсы, которые имеются в реальной экономике.
2017 год показал, мы не берем децентрализованную финансовую систему, которая сейчас активно обсуждается, и те тенденции, тренды, что мы наметили в докладе – сокращение количества банков в регионах, увеличение доли госбанков в активах и обязательствах банковского сектора – это объективные вещи, которые характерны для централизованных систем. Мы находимся в централизованной системе. Это когда ЦБ, один монополист, эмитирует деньги в экономике. Частные банки могут эмитировать? Могут. За счет денежно-кредитного мультипликатора. С учетом того, что ЦБ проводит политику прогнозного таргетирования инфляции, это приводит к тому, что существует одна ключевая ставка, которая работает только на рынке оверно [01:15:54] денежного рынка.
[01:15:59]
Это значит, что деньги работают только по горизонтали. Центральный банк – коммерческий банк, Центральный банк – регионы, ЦБ – казначейство. В реальную экономику деньги не идут. Соответственно, нужно изменить этот механизм, перенаправить. А как это сделать? Надо отойти, как во всем мире делают, отойти от многопрофильной вилки процентных ставок, которые работают на рынке межбанковского репо. Эти процентные ставки непосредственно связаны с реальным сектором экономики, нефинансовые организации, домашние хозяйства. Но тут надо развивать долговой рынок. У нас тот же госдолг по госбумагам меньше 50%. По моделям просчитано, в нашей экономике он может увеличиться до 27%, то есть задействовать рынок госдолга...
Наше предложение: роль ЦБ в 2017 году показала, что он должен измениться. Он должен быть направлен на восстановление экономического роста, через изменение системы процентных ставок, о которой я говорил.
Предотвращение дефляции. У нас проблемы инфляции уже нет, у нас дефляция, экономический рост в условиях низких процентных ставок. И снижение рисков финансовой стабильности. В этих условиях...
Константин Бабкин: Спасибо.
Алексей Конончук: Член комитета по энергетике ТПП, представляю комитет по нефтесервисам, не буду специфику такой замечательной нефтегазовой отрасли обсуждать. Хочу подчеркнуть, что изменение конкурентоспособности, доклад замечательный, но надо сделать раздел предложений по повышению конкурентоспособности. И там ключевые вещи – каждый в своем сегменте направления экономики должен указать, что мы делаем для демонополизации, для того, чтобы повысить конкурентность правильно, даже в такой замечательной отрасли, от которой мы кормимся, идет монополизация рынка. Сегодня четыре крупнейших компании – это 86% рынка нефтяного. Поэтому эти вещи угнетают ровно также экономику, угнетают подрядчиков сервисных, угнетают малый бизнес, средний бизнес, который второй уровень, субподрядный. Не буду детально рассказывать, тем более в пятницу в Госдуме было слушанье по этому вопросу, но готов представить конкретные предложения. Думаю, ровно также каждый эксперт в своем направлении может эти предложения представить, чтобы вы включили в доклад предложения по повышению конкурентоспособности.
Липатников: Президент Вятской ТПП. У нас 60% всегда было оборонного заказа. Большая работа проделана, и скорее всего, на общественных началах благодаря энтузиазму отдельных товарищей. Владимир Андреевич сказал одну фразу, что бизнес ознакомится, и надеюсь, правительство посчитает. Я 25 лет работаю в системе ТПП и 25 лет на это надеюсь. Если мы этого не добьемся, правильно сказано, что через год уже будут выводы. В пятницу у нас была встреча с представителем японской ассоциации индустриальных парков. Он сказал, как добиваются в Японии: вместе за стол садится власть, некоммерческие организации, бизнес и мнение народа учитывается. Ставят цель, добиваются цели.
[01:20:26]
Надо, чтобы нас услышали наконец четко и ясно. Правильно, Константин Анатольевич, сказали нелицеприятные вещи, но справедливые. Все нововведения, инновации, тахографы, «Платон», (нрзб.) [01:20:36] изделий, медпрепараты, маркировка (нрзб.) [01:20:40] препаратов. Впечатление, что люди живут в другом измерении. Не понимают, что перед тем, как производить (нрзб.) [01:20:46] надо производить оборудование и чипы. А сегодня их можно купить и продавать, даже не спрашивая, есть производство или нет. А медпрепараты чтобы сегодня маркировать медицинские, надо просто изменить линии, вставить аппараты стоимостью 300 тыс. евро. Надо смотреть, почему это происходит.
Мы анализируем всегда следствие, а надо причину. Извините, но немодно сейчас говорить. Кемерово. Знаем ли мы, что в декабре 2006 года законом ФЗ 232 полностью исключены органы МЧС из приемки и эксплуатации объектов, из анализа проектно-сметной документации. А сейчас мы делаем вид, что это произошло случайно.
Что я пока не увидел в докладе? Доклад всесторонний. Производственная кооперация, малый, средний и крупный бизнес, весь мир идет по этому пути. У нас одни вопросы. Стоит только объявить нашему правительству, что не менее 25% или 15% закупаются у малого бизнеса, чтобы развиваться малому бизнесу, создаются здесь же аффилированные структуры. Все, мы создали. И дальше в этом плане работе.
А производственная кооперация, «Ростсельмаш», вы хорошо знаете, мы проводим выставку 17 лет, самая крупная в Вятке агровыставка. Только сейчас начала меняться тенденция в сторону российского производителя, и только в этом году мне удалось сделать так, чтобы директор крупного машиностроительного предприятия, специалисты пришли на выставку и посмотрели, что мы можем сделать, чтобы реально заняться этим вопросом. Поэтому тема великолепная, в связи с чем считайте, мы союзники.
Константин Бабкин: Спасибо.
Екатерина Попова: Председатель совета Фонда развития инновационного предпринимательства ТПП, одновременно замдиректора ведущего института РЖД, который разрабатывает стратегию развития железных дорог. Очень большая работа проделана, очень нужный, эффективный и полезный доклад. Я бы предложила написать рекомендации правительству РФ, которое все-таки должно повернуться лицом именно к этим предложениям, и вы большую часть работы проделали за правительство или в дополнение к работе правительства. И хотя бы сделать там два больших блока, от которых зависит все, налоговая и денежно-кредитная политика.
Но и доклад Владимира Андреевича – это редкий доклад, такое редко услышишь, который затрагивает денежно-кредитную и финансовую политику. Я бы его расширила и дала конкретные поручения правительству, предложения правительству. Два блока: налоги и денежно-кредитная политика более расширенно. Почему у нас такой объем денежной массы? В других странах он намного превышает. И как конкретно технически увеличить эту денежную массу. Как профессионально сформулировать эти предложения для нашего финансового блока.
Как представители в какой-то степени РЖД, может, добавила бы в итоговые документы, хотя доклад уже сформулирован, мы сейчас рассматриваем в РЖД пространственную стратегию пространственного развития России, и даем профессиональные изменения и дополнения. В ней нет, например, генеральной схемы развития сети железных дорог. Это тоже важнейший блок, без которого России будет сложно развиваться. Это генсхема развития транспорта в целом. И проводилось несколько заседаний Лушникова. Сейчас делаются только подходы к этой единой схеме, где будут увязаны все виды транспорта, и железная дорога, и автомобильные дороги, и порты, где-то 70 человек, представители всей отрасли. И будет делаться единственный транспортный баланс. Это тоже очень важные вещи, чтобы сформулировать полномасштабную стратегию долгосрочного социально-экономического развития страны. А эта стратегия пространственного развития, там действительно указаны очень важные вещи. То, что существуют очень серьезные инфраструктурные ограничения социально-экономического развития регионов. Недостаточная связанность крупных городов, административных центров. И это касается развития Сибири, Дальнего Востока.
[01:25:29]
Наш фонд проводит 1 июня очень сложное мероприятие по развитию Урала, Сибири, Дальнего Востока. Мы предлагаем посмотреть, как точки роста, большие инфраструктурные проекты, проект «Белкамур» и «Сахалин», которые затрагивают и развитие материка, и самого Сахалина, крупных портов. И готовы вместе с советом, очень были бы рады, если бы вы посетили наше мероприятие, поделиться теми наработками, которые мы сейчас делаем с губернатором. Потому что есть конкретное поручение в том числе нашему институту, и главному инженеру железных дорог, наладить постоянное взаимодействие с регионами через создание единой схемы развития промышленности, железных дорог и других видов транспорта. Так что будем очень рады сотрудничеству в этом направлении.
Константин Бабкин: Спасибо.
Георгий Самодуров: Президент Российской ассоциации производителей станкоинструментальной продукции «Станкоинструмент». Буквально два-три предложения по самому докладу.
Хотел бы поблагодарить, Константин Анатольевич, действительно проведена колоссальная важная работа. И этот доклад – комплексно представлена ситуация по всем сферам и направлениям. Уникальная работа сделана.
Мы часто присутствуем на массе совещаний, которые проходят на правительственном, государственном уровне. И нечасто услышишь ту объективную информацию, которая сегодня представлена в докладе. Большое спасибо совету, что такой доклад сформирован и сделан. Думаю, он будет подспорьем каждой ассоциации каждой отрасли в работе, в отстаивании своих интересов на госуровне при различных контактах, которые каждая отрасль проводит.
Мы, допустим, в прошлую пятницу проводили совещание по одному из постановлений по станкостроению у зампреда правительства. Вчера проходила коллегия Минпромторга, тоже говорили о многих вопросах и мерах господдержки. Теперь конкретно. Хочу предложить, чтобы во главу угла доклада был поставлен вопрос, связанный с проводимой кредитно-финансовой политикой ЦБ. Это ключевой вопрос. Об этом сегодня все мы говорим. Мы не находим никакого ответа, потому что уровень инфляции, ключевая ставка и ставка рефинансирования, по которой даются кредитные ресурсы конкретным хозяйствующим субъектам, это вещи, которые не находят никакого объяснения. Мы в этом году, в прошлом году несколько раз добивались участия в совещаниях в ЦБ, и однозначно позиция даже на уровне первого зампред ЦБ Юдаевой однозначна. Она говорит, что у нас экономика построена под сырьевую зависимость. Цена на нефть и газ определяет все наши подходы.
Мы должны находить механизмы бороться с этой позицией. Наверное, все-таки усилить позицию по кредитно-финансовой политике и поставить ее во главу угла доклада, чтобы это как ключевой момент был отражен.
Маленькое дополнение. Каждое предприятие волнует комплекс проблем, с которыми они ежедневно сталкиваются. Но когда предприятие получает заказ, находит финансы, возникает проблема кадровых ресурсов, и особенно проблема кадровых ресурсов с точки зрения подготовки рабочих профессий.
Вы правильно говорили, что сегодня Минобр занял такую позицию, что подготовка кадров рабочих профессий – это задача бизнеса.
Что мы видим на самом деле? Да, есть определенные секторы бизнеса, которые могут этим заниматься: топливно-энергетический комплекс, он для себя готовит в какой-то степени кадры. А касаясь сферы машиностроения, сферы высоких технологий, это самая острая проблема. Сегодня найти квалифицированных специалистов рабочих профессий – это один из главных вопросов. И парадоксально, что государство от этого отказалось: ликвидирована полностью система профтехобразования, которая была в свое время и которая готовила кадры рабочих. И позиция такова, что задача бизнеса – он ее должен сам решить. Она не приведет к желаемому результату. Мы видим, что по факту нет изменений в лучшую сторону в этом направлении. Не потому, что бизнес не хочет готовить это все. Сфера машиностроения, особенно сфера высоких технологий, при длительности цикла больше года при изготовлении продукции вымывает все оборотные средства. Не то, что на кадры, не всегда хватает на организацию первых необходимых процессов.
[01:30:03]
Может, эту часть усилить и обратиться к государству, к Минобру, что подготовка рабочих профессий, от нее нельзя отбояриваться и отдавать только на откуп бизнесу. Не получится результат.
Теперь с точки зрения реализации этого доклада. Предлагаю, может, Константин Анатольевич, от имени совета обратиться в совет ТПП, обсудить этот доклад на заседании совета ТПП, и от имени ТПП, как единственного органа в стране, по ТПП есть специальный федеральный закон. Это единственная структура, которая представляет интересы бизнес-сообщества у нас в стране. И от имени ТПП обратиться к президенту, обратиться в правительственные структуры, чтобы рассмотрели предложения и основные положения доклада, и пробивать их. Возможно, от имени палаты направить эти предложения в отрасли, чтобы отрасли со своей стороны поддержали основные ключевые положения доклада, и на своем уровне тоже принимали определенные последовательные шаги. Включить в это региональные ТПП, чтобы мы создали хорошую волну, резонанс по необходимости принятия комплекса мер по развитию бизнес-сообщества.
Константин Бабкин: Спасибо. Курочкин Дмитрий Николаевич ушел, но он предложил в конце мая на правлении ТПП это обсудить, 30 мая. Наверное, по итогам было бы хорошо, если бы мы направили это от имени всей ТПП.
Ахметзянов: Член Совета федерации от Республики Татарстан Ахметзянов (нрзб.) [01:31:44] Во-первых, хочу поблагодарить за хорошее обсуждение и за приглашение на обсуждение данного доклада. Что касается доклада, повторюсь, очень хорошая аналитика и хорошая информация. Присоединяясь к выступающим коллегам, хотелось бы увидеть там... Понятно, констатация разного вида, что творилось в стране, и в сравнении с зарубежными коллегами, но еще хотелось бы видеть, что сделано самой ТПП. Как было сказано, какие обращения в какие структуры в течение прошедшего года были сделаны, и были или не были, в какой форме были получены ответы.
В продолжение коллег, да, обращение в правительство, но ведь есть еще... Я представитель верхней и нижней палаты, предлагаю дружить домами. Что в верхней, что в нижней палате такие же активные и прошедшие в основном бизнес-структуры и структуры власти люди, понимающие во всех уровнях власти, что и как происходит. Готовы встречаться, обсуждать. Не только от себя, но и от коллег предлагаю. Спасибо за предложение. Можно и у нас на круглых столах острые проблемы, которые волнуют и беспокоят бизнес, обсуждать. Думаю, с точки зрения верхней палаты мы будем быстрее услышаны и правительством РФ.
Константин Бабкин: Будем взаимодействовать.
Виктор Осипов: Президент Стеклосоюза РФ. Я тоже присоединяюсь к коллегам. Хотел поблагодарить за потрясающую работу. Структурировано очень хорошо. Дополнить, конечно, необходимо, сделать выводы и предложения, и эти предложения мы сформулируем и пришлем, но я бы обратил внимание, что надо посмотреть, например, положение наших профильных министерств. Там нет ни ответственности, ни цифр, ничего такого и близко. Поэтому если мы не добьемся изменения положения этих структур государственных, дальше никаких результатов не будет, потому что нет ответственности, никто ни за что не отвечает. Это удивительно, но это факт.
А дальше надо в предложениях восстановить в конце концов статистику, и Путин об этом с 2014 года, что разрушили статистику, а ничего стоящего после этого предложить на уровне макроэкономики так и не смогли. Нужно, в конце концов, индикаторы рынка восстановить или сделать заново. Межотраслевые балансы, если мы говорим о развитии отечественной экономики и отечественного производителя. И так далее. И без таких вопросов, как наука, ее нужно восстанавливать. Если мы говорим о бюджетном образовании, была хорошая формула в свое время в советский период, когда обязательная отработка после окончания вуза, молодой человек три года должен был отработать. А тут уже бизнес-сообщество должно думать, нужен ли им этот специалист, обеспечив его всем необходимым, чтобы он закрепился на той территории. Как сегодня выступил один товарищ, говорит, мы зарплату даем, и то никто не едет. Значит, что-то не хватает. Одной зарплаты, возможно, маловато. Государственный подход должен быть здесь в обязательном порядке.
[01:35:46]
Еще такая формула, как написали нам ответ, что она неприемлема. А я считаю, что плановая экономика в размере бюджетного заказа должна быть. Ее нужно добиваться в этих предложениях, чтобы восстановили.
Есть и другие. Мы пришлем, спасибо.
Константин Бабкин: Спасибо, присылайте, будем учитывать.
Борис Гольдштейн: Президент Ассоциации торговых компаний производителей электроинструмента и средств малой механизации.
Не буду повторяться, доклад очень содержательный. Я внимательно слушал и ничего не услышал по поводу влияния таможенных пошлин, тарифов на конкурентоспособность нашего рынка, наших производителей. Между тем влияние этого фактора очень велико.
Во-первых, вступили в ВТО. При этом поменяли пошлины, никого не спросив. В частности на электроинструмент была пошлина 15% на импорт. Установили на уровне 10%. Какой смысл, когда на рынке больше 80% импортного электроинструмента? И практически два предприятия всего отечественных, это новый завод, который построила компания «Интерскол» в Татарстане, Алабуга, и второй завод в Симферополе, который с присоединением Крыма оказался в России. Все. И маленькое предприятие еще в Кирове.
Больше 80% на рынке – это импорт. Это не здорово, вообще говоря.
В то же время, не буду говорить, что отечественного производителя никто не поддерживает серьезно. Разговоров очень много, а конкретных действий почти нет.
Простая вещь, которую мы предложили, которую легко реализовать: надо вообще обнулить таможенную пошлину на комплектующие, которые используются в производстве. Могу сказать конкретные инструменты. И не только инструменты.
Доход от этой пошлины в бюджете очень небольшой. Но это бы дало возможность значительно развить производство отечественной продукции, повысить ее конкурентоспособность. Это сделать совсем просто, ничего особенного не надо. Недавно была коллегия Минэкономразвития, которую вел министр, мы там выступали с этим предложением. Было сказано, что да, действительно надо поддержать это. Но когда конкретно начали, когда до ФТС дошли, конечно, они против, они не заинтересованы в развитии промышленности, ФТС заинтересованы только в получении этих сборов от пошлин.
Кстати, вклад ФТС. Вы много говорили, Константин Анатольевич, о налогах, как они влияют. А сколько в бюджете составляют пошлины, которые собирает ФТС. Это очень серьезное дело. И конечно, их влияние очень велико.
Что касается второй части, с чего я начал, посмотреть еще раз на пошлины на ввозимую продукцию, которые, конечно, непосредственно влияют на конкурентоспособность. Посмотрите, Трамп недолго стеснялся, взял и повысил пошлины, и ничего.
[01:40:00]
Если говорить об электроинструменте, в Китае, это основной конкурент на нашем рынке, китайский дешевый инструмент далеко не всегда качественный, но цена играет колоссальную роль. Но у них пошлина на ввоз этого инструмента 40%. А у нас 10%. В Бразилии 40%. Надо посмотреть. Что мы молимся на ВТО? А кто определял эти пошлины, когда вводили ВТО? Нас, производителей электроинструмента, никто не спросил. Взяли и росчерком пера это сделали. Поэтому мое первое предложение – пошлины на комплектующие, это большое влияние, мы много комплектующих вынуждены завозить по импорту. Просто их обнулить надо. Только на те комплектующие, которые непосредственно используются в производстве.
И второе. Посмотреть еще раз тарифную политику. Я понимаю, что непростой вопрос, но это надо делать.
Константин Бабкин: Формирование внутреннего рынка, надо больше внимания и места уделить этому в следующей редакции доклада.
Вы предлагаете на что-то обнулить пошлины, на что-то поднять. Обнулить пошлины легко, Минэкономразвития это двумя руками поддерживает. Но у нас в тех принципах стратегии экономического развития России есть такой подход, мы заложили в прошлом году, что любые производители в России, будь-то комплектующие, инструмент или готовые машиностроительные изделия, всех их надо защищать. Всем им надо обеспечить равные условия конкуренции между российскими условиями и их зарубежными конкурентами. Не знаю, какие комплектующие вы имеете в виду. Электромоторы, наверное. Российский производитель электромоторов...
Борис Гольдштейн: Такие, которые вообще не производятся у нас в России. И никто не собирается их производить. Это первое.
Второе – да, производятся у нас, но в очень ограниченном количестве. Угольные щетки для электроинструмента производятся, но масштаб совершенно другой. Потому что за рубежом специализированные предприятия, и там это производится многими миллионами. И в принципе не может сегодня наше производство конкурировать с этим.
Константин Бабкин: Также кто-то скажет, что инструментов у нас мало производится, давайте обнулим на их пошлину. Так и говорят. И вы говорите, что снизили пошлину.
Борис Гольдштейн: Если завтра внесут санкции на инструмент, на минуту, и не будет инструмента, представьте, что будет с нашей промышленностью. И не только.
Константин Бабкин: Давайте придерживаться в работе принципа, что если в России кто-то работает, то его надо поддерживать. Если нет никого, кто производит те же щетки, то давайте импортировать.
Борис Гольдштейн: Только чтобы это реально было.
Константин Бабкин: Хорошо.
Григорий Бомистрюк: ТПП Кронштадта, вице-президент по наукоемкому предпринимательству. Доклад хороший, вся статистика изложена правильно, ярко. Но к сожалению, на мой взгляд и моих коллег из Кронштадта, это все в рамках старой парадигмы. Когда патернализм, нужно поддержать. Но вся экономическая направленность остается той же. Расчет на то, что государство будет слушать нас, наши предложения учтет, я имею в виду экономический блок, который у нас последние 30 лет ведет дело. Это политико-экономическая наивность. Никто слушать не будет. Я помню, когда возглавлял палату наш уважаемый Евгений Максимович Примаков, и прямо давалось. И более того, обещания нам давали, что часть государственных функций передадут ТПП. Помните, президент Путин в 2011 году... Ничего этого сделано не будет. Поэтому нужно менять всю парадигму, весь подход.
А развиваться-то надо. Вы правильно поставили вопрос, Константин Анатольевич. Что делать? Обсуждать, что ухудшается статистика... Как в том анекдоте: куры помрут все, ну и что?
Что делать? Мы в Кронштадте выработали несколько другой подход, и сейчас активно им занимаемся. Дело в том, что чисто рыночная модель экономики давно провалилась. Не только у нас, у нас ярко провалилась, а во всем мире. Поэтому на нее делать расчет совершенно бессмысленно, ее подправлять и припомаживать.
Если в 2013 году здесь, в этом зале, у меня был доклад по импортозамещению, тогда вел Рудашевский совет. Он ярко сказал, что не надо этим заниматься, никакого импортозамещения. В 2013 году.
[01:45:46]
Но тезисы моего доклада в виде статьи потом опубликовали по просьбе Никонова в журнале «Стратегия России». В чем смысл? Нужно создать новый или воссоздать новый механизм хозяйствования. Такой фондово-рыночный механизм хозяйствования был создан в России в период прошлого века, 1907 – 1918 гг. Это Общество содействия промышленности наукам и соответствующий Фонд Христофора Леденцова. В его основу были положены главные принципы: инновационность того, что поддерживается, беспроцентность, беззалоговость и долгосрочность.
Скажу одно: наш ракетно-космический щит, это Циолковский, Жуковский, финансировались из этого фонда, не из царского. И большевики тоже воспользовались этим результатом. Я про атомный щит. Вернадский и другие тоже.
Потом было предано забвению. Его принципы, Леденцова, были использованы и сейчас активно используются в Японии и других странах, в США, в Канаде, но они относятся к высшим секретам технологии развития. Это не для нас. Они об этом не говорят, но делают.
Сейчас, в наше время, этот подход... В прошлом году в Кронштадте мы проводили конгресс по точному приборостроению, пригласили академика Глазьева, финансистов из его группы, Любомудрова, и они делали доклад как раз о возрождении такого фонда рыночного механизма хозяйствования, беспроцентного. Они ее называют этическая финансовая система. Она сейчас создается в России, и благодаря ее внедрению мы можем внести те проблемы, которые мы, как промышленники, не можем решить в рамках старой парадигмы. Просто ее надо менять.
Мое предложение. Надо обратить внимание на это направление. Этому можно посвятить какое-то мероприятие в этой этической финансовой системе, чтобы ее применить в промышленности. Сейчас мы такой фонд возрождаем у себя. И главное там – проект. Не деньги, а проект. Потому что цепочка, которая была до Хрущева, ведь он уничтожил подход Леденцова, при Сталине была цепочка, когда при изготовлении изделий участвовало до 2000 предприятий.
Главное не в деньгах, а в технологиях. Технологии – самая твердая валюта.
Я бы предложил в заключении сказать, что надо рассмотреть и нам, ТПП, и ответственным за развитие экономики у нас альтернативные методы хозяйствования. В частности фонды рыночные, этическую финансовую систему, независимую от ЦБ. Пусть он живет своей жизнью, а мы своей.
Константин Бабкин: Интересное предложение.
Евгений Жуков: Зам главного редактора журнала «МИР: модернизация, инновации, развитие».
Кавказская мудрость гласит, что если ты пришел ко мне дифирамбы петь, то я тебя и на порог не пущу. А если ты пришел мне указать на мои недостатки, будешь желанным гостем. Конечно, инициатива, связанная с сегодняшним мероприятием, это очень положительная вещь, она впервые здесь. И надо отдать должное Константину Анатольевичу, что он является инициатором этого дела.
Мне же хочется сказать о том, что конкурентоспособность экономики обеспечивается тремя производственными факторами. Во все времена они были, есть и всегда будут три фактора: трудовые ресурсы общества, основные производственные фонды, то есть труд, созданные живым трудом, и материальные энергетические ресурсы. Эти три фактора, их правильное экономическое рациональное развитие и правильное экономическое и рациональное использование обеспечивают конкурентоспособность продукции, создаваемой в государстве.
[01:50:56]
В докладе в основном обращено внимание на инструментарии, которые могут содействовать экономически рациональному развитию и использованию трех производственных факторов. А остальных факторов, как здесь возникали по поводу трудовых ресурсов и по поводу основных фондов, материально-энергетических ресурсов, все-таки мало место уделено. Мне кажется, структурно в будущем, конечно, в докладе нужно показать динамику развития этих трех главных производственных факторов.
Я вспоминаю, когда я был в руководстве Министерства транспортного строительства, мы ходили к Алексею Николаевичу Косыгину, а он же ратовал за пятилетку дорог, просить дополнительное финансирование. Он говорит: «Ребята, денег  я вам сколько хочешь напечатаю на станке, вы же их не освоите».
Я недавно в Думе, когда обсуждалась проблема комплексного развития транспорта, сказала это, и кто-то из зала шуткой говорит – это вы раньше их осваивали, а теперь-то присваивают. Поэтому и не хватает. Поэтому, мне кажется, структурно доклад надо немного подкорректировать и в дальнейшем показывать главное – в каком состоянии на сегодняшний день. Они же всегда находятся строго ограниченными в количествах и в объемах, и в качествах. Три этих фактора. Некоторые еще считают четвертый фактор – научно-технический прогресс. Но он же не дает такого большого вклада, он только НИОКРы и экспериментальный образцы. А когда они массово внедряются в развитие и использование трех главных производственных факторов, тогда и будет у нас экономика конкурентоспособной. Спасибо.
Олег Зеленский: Галичский автокрановый и Кленцовский [01:52:44] автокрановый заводы, председатель совета директоров. Предельно кратко: прежде всего доклад – однозначно да. Это большой труд и большая аналитика.
Два слова по персоналу. Я ногами по земле хожу в этом вопросе. Наш коллектив давно решил: токарь, фрезеровщик, шлифовщик стоят денег. Например, стандартно работающий стоит 30 тыс. Привлеченный – от 50 тыс. Вопрос: зачем задавать вопросы? Просто надо готовить шлифовщиков, токарей, сварщиков и так далее на своем предприятии. Да, это сегодня стоит денег, но слава богу, мы этим занимаемся три-четыре года, и на нынешний объем рынка автокранов у нас даже есть с небольшим запасом. И тут никаких теоретизирований, вообще не вижу предмета. Надо готовить.
С огромным удовольствием выслушал вас, господин Гольдштейн. Хочу вам сказать огромное спасибо за ваше понимание. Это самая насущная проблема, о которой Владимир Владимирович Путин высказался четко и однозначно при открытии завода Komatsu в Ярославле. Фраза президента: мы будем снижать пошлины на комплектующие и повышать пошлины на готовые изделия, ввозимые из-за рубежа. Цитата президента. Настолько точная, конкретная. Она просто каждый раз возникает, и потом как-то угасает.
Конкретное подтверждение. В России просто нецелесообразно, например, производить планетарные лебедки, еще какую-то гидрораспределительную аппаратуру, клапанную такого уровня, например, уровня крана 100 тонн. Это единичная продукция, очень высокоточные станки, высокие технологи. Люди должны быть с нормальными руками, касающиеся этих изделий. Этого никогда не достичь. Поэтому вы абсолютно правы, надо стремиться через правительство, через какие-то структуры, налоговые и так дальше, добиться снижения пошлин на комплектующие. Это будет выгодно государству. Вы стоите на абсолютно правильной позиции государственной, что если где-то убыло у государства в налогах, должно где-то прибыть.
[01:55:22]
Я просил губернатора Костромской области, он встречался с Владимиром Владимировичем Путиным по этому поводу, и мы получили поддержку. Но прямо обнуление пошлин не удалось получить. Константин Анатольевич, теперь это ваша функция.
Константин Бабкин: Производителей комплектующих российских мы всячески будем поддерживать и защищать.
Олег Зеленский: Программу Минпромторга мы видели, «Пять шагов» Дениса Валентиновича Мантурова, очень уважаем.
Мужчина: Надо конкретно смотреть, есть производитель, но они не могут это произвести. Когда смогут, тогда можем говорить, но когда нет...
Олег Зеленский: Они не смогут.
Мужчина: Давай пока загробим и само производство.
(нрзб.) [01:56:26]
Мужчина: Никто же не против. Но не делают.
Мужчина: Если вы это возглавите, то здорово. Но мы ждем результат. Если мне нужно сегодня содержать 3000 человек, платить налоги и зарплату, то нам нужны пошлины, снижение этих пошлин или обнуление. Все как вы сказали, прямо цитата.
Константин Бабкин: Можем продолжить дискуссию. Может, отдельное заседание по производству комплектующих машиностроительной продукции устроим в рамках нашего совета. Предлагаю двигаться дальше.
Олег Березовский6 Помощник депутата Госдумы по бюджету и налогам. Сегодня мы находимся в открытом рынке, и каждое государство старается защитить своих товаропроизводителей. Тема сегодняшнего доклада – конкурентоспособность экономики. Она зависит в основном от денежно-кредитной политики во всем мире. И Гамза Владимир Андреевич правильно сказал, и в докладе это основной акцент итогов доклада необходимо уделить этому вопросу. Исполнительная власть, законодательная власть сегодня не может никак влиять на денежно-кредитную политику. Денежная масса сегодня, действительно, в борьбе с инфляцией ее значительно сократили, и следствием этого сокращения за 2016 год было ликвидировано 75 тыс. малых и средних предприятий только по итогам 2016 года.
Один из основных вопросов: у нас есть стратегия развития налоговой политики, таможенно-тарифной политики, а денежно-кредитной политики нет. И правильно коллеги говорили, надо включать и парламентские слушания, обсуждать этот вопрос. Потому что хотелось бы, чтобы 30 мая какие-то предложения по вопросу денежно-кредитной политики были сформулированы. Такое пожелание при обсуждении этого доклада. На мой взгляд, это основное сегодня для развития экономики и конкурентоспособности. Китай в конце декабря снизил курс национальной валюты относительно мировых, чтобы его товары на мировых рынках были конкурентоспособны. Мы укрепляем рубль, и не скрываю, некоторые люди этому очень радуются, что вот, у нас очень сильная валюта. Когда рынки все открыты, это не очень хорошо. Для развития конкурентоспособности экономики необходимо работать над этим инструментом – денежно-кредитной политикой.
Константин Бабкин: Коллеги, обменялись мнениями, будем завершать работу. Хочу вас поблагодарить за участие в подготовке этого доклада, в наших заседаниях в течение прошедшего года, ну и за сегодняшнее обсуждение. Ждем ваших предложений, будем продолжать работать. Спасибо.
[02:00:24]


Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...