22 сент. 2019 г.

ЕВГЕНИЙ ГОНТМАХЕР: СИСТЕМА МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НУЖДАЕТСЯ В КОРЕННОМ РЕФОРМИРОВАНИИ

Институт медико-социальной экспертизы (МСЭ) в России работает не достаточно эффективно, поскольку плохо продуман, а нормативно-правовая база содержит значительное число пробелов. Об этом говорится в отчете Счетной палаты о проверке эффективности использования выделенных на МСЭ средств федерального бюджета. Выводы Счетной палаты комментирует член КГИ, член Оргкомитета ОГФ Евгений Гонтмахер.
К системе медико-социальной экспертизы, действительно, много претензий. В отчете Счетной палаты справедливо констатируется, что велико число обращений с жалобами от людей, которым отказали в признании инвалидами, и по другим поводам. В системе действует вертикаль — если человек не согласен с отказом, то он обращается в региональное бюро медико-социальной экспертизы и далее вплоть до центрального бюро, которое расположено в Москве. Большое число жалоб косвенно показывает, что работа МСЭ требует совершенствования.
Этот вывод подтверждается не только количеством жалоб, но и теми исследованиями, которые были проведены инспекторами Счетной палаты.  Что говорит об институциональном неблагополучии в этой сфере?
Во-первых, нет межведомственной координации между разными отраслевыми учреждениями. В процессе признания человека инвалидом кроме МСЭ, которая находится в ведении Минтруда, участвуют еще учреждения здравоохранения. Затем вступают в действие учреждения социальной защиты, занятости, образования и так далее. Ведомства по-прежнему используют документы на бумаге, вместо того, чтобы наладить электронный документооборот. Но дело не только в этом, а в том, что каждая отрасль, которая представлена в этой большой системе, связанной с инвалидами, делает свою работу без оглядки на общий результат.
Кстати, в отчете есть очень важный вывод о том, что не была проведена независимая оценка качества услуг, которые оказывают МСЭ, хотя она предполагается. Система независимой оценки была специально создана под эгидой Общественной палаты в отношении всех социальных услуг, но в отношении МСЭ она ни разу не использовалась.
Плюс к этому, как отмечает Счетная палата, фактически не сделан анализ эффективности индивидуальных программ реабилитации и абилитации инвалидов (ИПРА). Как мы знаем, если человек становится инвалидом, ему разрабатывают специальную программу, которая помогает улучшить его ситуацию не только с точки зрения медицины, но и социального положения, занятости, образования и других аспектов. И насколько эффективны эти программы, никто не понимает.
Второй важный аспект, который выявлен в отчете, — это кадровое обеспечение системы МСЭ. Дело в том, что учреждения медицинского образования готовят специальных врачей, профессия которых — медико-социальная экспертиза. Специалист по МСЭ должен вынести решение не только на основе медицинских параметров, но и в целом в отношении того, насколько у человека ограничена жизнедеятельность. Нехватка этих специалистов в очень многих бюро медико-социальной экспертизы резко снижает качество работы.
Процедура предусматривает коллегиальное принятие решения МСЭ о том, давать статус инвалида или нет. Но фактически часто получается, что решение о судьбе человека принимает в случайном порядке один человек — врач, которому в данный момент досталось это дело.  Естественно, это вызывает очереди, бюрократию, законное возмущение людей.
Третий важный вывод отчета заключается в том, что за бюджетный счет было поставлено большое количество специального дорогостоящего диагностического оборудования, а оно используется в очень небольшой степени и часто фактически простаивает. Возникает вопрос: с чем это связано? С тем, что это оборудование принципиально не нужно для процедуры медицинского освидетельствования человека? Или так построена работа в бюро МСЭ, что они не могут организовать использование этого оборудования в полном объеме?
В отчете есть еще целый ряд любопытных деталей, которые показывают болевые точки, связанные с работой МСЭ. Например, у людей, проживающих в сельской местности, особенно в Сибири и на Севере, расстояние до ближайшего бюро очень большое. Зачастую они не могут получить услугу по освидетельствованию.
Вывод Счетной палаты: Минтруд, который ответственен за МСЭ, не обеспечил комплексную работу этой системы.
Мы в КГИ недавно также провели большое исследование с привлечением ведущих экспертов об институциональных проблемах системы МСЭ «Люди с ограниченными возможностями в XXI веке: новые возможности и перспективы».
В совокупности, если прочитать отчеты КГИ и Счетной палаты, мы приходим к выводу о том, что система МСЭ нуждается не просто в совершенствовании работы, устранении каких-то мелких недочетов и недостатков, а в коренном реформировании.
Сегодня существует очень большое дублирование. Основная работа по медицинскому освидетельствованию и выявлению нарушения функций жизнедеятельности проводится в учреждениях здравоохранения. По существующей процедуре, бюро МСЭ сначала направляет человека в поликлинику, там врачебная комиссия обследует его и дает медицинское заключение, которое потом возвращается в МСЭ. И на базе этого заключения уже МСЭ дает или не дает статус, разрабатывает ИПРА и прочее. С учетом значительной нехватки кадров и недостаточной плотности сети МСЭ напрашивается очень простое решение — погрузить систему МСЭ в систему здравоохранения. Включить в те же врачебные комиссии экспертов, которые являются специалистами по медико-социальной экспертизе, и, наряду с обследованием людей, давать заключение, выписывать ИПРА внутри этой структуры. Это сильно сократит дорогу и сэкономит большие ресурсы, потому что система МСЭ, которая сейчас существует, стоит достаточно дорого для государства.
В отчете Счетной палаты есть очень интересные выкладки о том, что часто МСЭ занимают арендованные площади, и государству приходится платить собственникам. Допустим, можно строить здания, это большие капитальные вложения, которые в перспективе, возможно,  окупаются. Но, может быть, есть более эффективное решение? Есть поликлиника, которую можно дооснастить, ввести несколько ставок для специалистов по медико-социальной экспертизе. Наверняка, это все будет намного дешевле, чем то, что мы сейчас видим. Можно оставить федеральное бюро МСЭ в Москве как центр, который разрабатывает методики, и как самая последняя инстанция, куда человек может обратиться, если он недоволен. Но вся эта вертикаль — излишняя.
Мы в КГИ считаем, что комплексную реформу всей социальной сферы, как минимум, пора обсуждать.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...