24 авг. 2020 г.

Политолог Игорь ДМИТРИЕВ о Беларуси


Игорь, в чём причина белорусских протестов?
Классические для любых авторитарных режимов - всегда надо вовремя уходить. Для того, кто сел на воображаемый трон власти, нужно понимать, что ты пришёл на определённое время. Лукашенко был хорош для 90-х и нулевых, а потом откровенно пересидел и стал тормозом для развития Беларуси. В последние годы недовольство им всё более нарастало - ещё и от того, что Лукашенко захотел создать некое подобие монархии, подготовив в преемники своего сына Николая. Поскольку в европейской стране 21-го века такое невозможно, то сегодняшние события закономерны.
Игорь, ты сказал о политических причинах протеста. А экономические причины для него были?
Да, конечно. Полтора года назад, когда я был в Беларуси, то проехал половину страны автостопом. В то время под влиянием официальных реляций и зарубежной прессы я думал, что Лукашенко, несмотря на свой авторитаризм, пользуется поддержкой подавляющего большинства людей. И я был удивлён, когда люди в пути мне очень резко высказывались о Лукашенко. Причём они представляли разные социальные страты - малый бизнесмен, крестьянин, служащая, учительница, мужик-работяга.
Я спрашивал, а как же все эти высокие проценты поддержки Лукашенко на выборах и в соцопросах? Мне отвечали, что всё это фейк, говорили о том, что экономика страны находится в полной заднице. В каждой семье, мол, есть кто-то, кто уехал зарабатывать либо на Запад, либо в Россию. Это первая беда, о которой все мне говорили.
Второе - коррупция. Хотя борьбу с ней Лукашенко преподносил как свою главную заслугу. Он действительно борется с ней, но только не в отношении своих приближённых. Те, кто причастен к вертикали власти, пребывают «в шоколаде». А остальные вынуждены существовать на зарплаты, которые не соответствуют уровню цен, взлетевших сейчас на уровень российских. В обществе растёт социальное расслоение. То есть, подводя итог, в Беларуси - коррупция и тотальная политическая диктатура, при которой голос общества вообще не слышен.
Какие формы борьбы будут использоваться протестующими дальше? Получат ли развитие забастовки?
Я вижу много сходных черт между протестами в Беларуси и событиями Евромайдана в Украине. Но есть и отличия. Они - как раз в том, что в Беларуси начались забастовки. Это снимает аргументы пропаганды, что за протестами стоят якобы прозападные марионетки.
Игорь, некоторые политологи, комментируя протесты в Белоруссии, говорили, что протестующие будут использовать разные новые, необычные способы борьбы. Как бы ты мог это прокомментировать?
За последние годы происходило столько протестов, в том числе в окружающем Россию пространстве, что сложно выдумать что-то новое. Так, протестующие в Беларуси используют тактику, которая применялась во время «абрикосовой» революции в Армении, когда протестующие не находились в одном месте, а собирались в разных частях города, рассредоточивались. В протесте участвует не только центр столицы, но и большие жилые районы, массивы на окраинах.
Неожиданной для меня стала решительность протестующих в Беларуси. Вроде бы похожи на россиян, говорят на том же языке, но ведь не боятся ОМОНа. Запомнился ролик, как в Гомеле омоновцы ведут в автозак парня, а в это время другой подбегает и даёт сочный пендель омоновцу. Пока подобное для России непредставимо.
Поговорим о белорусских силовиках. Насколько силовой потенциал Лукашенко уже исчерпан? Или у него ещё есть резервы для подавления протеста? Велика ли вероятность, что армия может вступить в конфликт?
Я думаю, что из всех силовых структур (армия, милиция, КГБ) Лукашенко может уверенно рассчитывать только на последнюю. Но и в спецслужбах рано или поздно возникнет раскол, и это станет началом конца режима. Что касается милиции, то её сотрудники уже сейчас то здесь, то там снимают шлемы, опускают щиты, отказываются участвовать в подавлении. Это происходит с первого дня и будет дальше. Что касается армии, то, несмотря на предвыборные поездки Лукашенко в воинские части, он не может рассчитывать, что армия его поддержит в подавлении протестов. Какое-то отдельное армейское подразделение, возможно, и будет, но в целом армия не станет вмешиваться.
Политолог Екатерина Шульман часто повторяет, что непопулярный диктатор, применивший силу первым, обязательно проигрывает. Верно ли это применительно к Лукашенко?
Я думаю, что любой диктатор применяет силу первым. Иначе какой же он диктатор? Что касается неизбежности проигрыша, то я - исторический оптимист. Все тоталитарные режимы обречены.
Ещё один вопрос о силовиках. Когда смотришь ролики о протестах, ощущение, что омоновцы прямо с какой-то радостью, удовольствием, упоением колотят протестующих. Почему так происходит? В ОМОН специально отбирали только садистов?
ОМОН - это вообще особое, специфическое подразделение. С этими бойцами работают психологи. Перед выходом на операцию они настраивают, даже натаскивают, бойцов методом расчеловечивания. Объясняют, что перед ними - не мальчик, не женщина, не юноша из соседнего двора, а страшный идеологический противник, который несёт огромный вред. И для борьбы с ними хороши и оправданы любые методы. В итоге ОМОН получается совершенно лютым. И это встречает ответное негодование общества.
Насколько окружение Лукашенко ему предано? Есть ли вероятность раскола в белорусской политической элите?
Я думаю, такая вероятность не просто существует, а превалирует на уровне 80-90 %. В «элите» и сейчас есть и прозападное, и пророссийское крылья. Сейчас, когда Запад введёт санкции в отношении руководства Беларуси, в её «элите» появится крыло, которое не захочет этих санкций. Именно это крыло станет оппонентом Лукашенко - сначала кулуарным, а затем уже более явным и активным. И тогда белорусские протесты станут более похожи на украинский Евромайдан, где его поддержала часть украинской «элиты».
Поговорим о внешних игроках. Какая позиция у России в Белоруссии?
Я думаю, что она связана с борьбой кремлёвских башен. Одна башня - это прокитайское направление, «партия цифровой глобализации», клан «системных либералов» (Чемезов, Греф, Кудрин, и т.д.). Они - за сохранение Лукашенко, потому что заинтересованы в совместном с ним и китайцами бизнесе. Другая башня - «партия силового порядка» (Шойгу, Патрушев, Бабич...). Они пытались продавить Лукашенко на размещение военной базы, зная, что он на это не пойдёт. И теперь намерены сменить его на, например, Бабарико.
В чём интересы Китая в Белоруссии?
Китай использует Беларусь в качестве транспортного хаба на «новом Шёлковом пути» в Европу. Для китайцев Лукашенко - надёжный партнёр. И интересы Китая это сохранить статус кво в белорусской политике. В последний год экономических тёрок с Россией Лукашенко получал финансовую поддержку именно из Китая.
Кроме России и Китая, есть и другие внешние игроки, которые пытаются участвовать в белорусских делах. Например, Польша и Литва.
Польша сейчас больше ориентируется не на Евросоюз, а на США. А США сильно заняты борьбой против Китая. Поэтому Польша поддерживает белорусскую оппозицию.
То есть американцы руками поляков пытаются увести Белоруссию из под китайского влияния? Я правильно понял?
В целом, да, так…
А в чём интерес Литвы в Беларуси?
Для Литвы и Украины главная идея - это Балто-Черноморское партнёрство (реинкарнация Великого княжества Литовского в 21 веке), в которое их политики хотят вовлечь Беларусь.
Игорь, есть ли здесь идеологическая составляющая? Демократические страны Балто-Черноморского региона против авторитарного режима Лукашенко.
Да, разумеется, это очевидно. И Украина, и Литва являются сейчас одними из самых демократичных стран в Восточной Европе, а Беларусь — самой, пожалуй, репрессивной, авторитарной.
Какая была роль в протесте у Светланы Тихановской?
Мы все помним, как, при каких обстоятельствах Тихановская стала кандидатом в президенты. Лукашенко прекрасно знал, что его реальный рейтинг сильно упал в последние годы. Поэтому были сняты с дистанции и арестованы поочерёдно три (!) его главных соперника — банкир Виктор Бабарико, экс-чиновник Валерий Цепкало, блогер Сергей Тихановский. Когда в этой ситуации свою кандидатуру выдвинула жена последнего, то Лукашенко отнёсся к ней несерьёзно, как к любой женщине. Но сексизм подвёл его.
Тихановской дали спокойно зарегистрироваться в кандидаты и вести кампанию. Если бы она, как обычно делают кандидаты, вышла с некоей политико-экономической программой, то в ответ пошёл бы шквал критики по конкретным пунктам. Светлана бы неуверенно «плавала» в ответах, и её легко было бы разбить. На это изначально и рассчитывал Лукашенко.
Однако вместо этого Тихановская выстроила кампанию по принципу не "за что-то", а "анти". Как Владимир Зеленский в 2019-м против Петра Порошенко. И тоже стала, как тогда Зеленский, «тефлоновым» кандидатом, к которому не пристаёт никакая пропагандистская грязь. Ведь главным пунктом программы Тихановской стало обещание уйти в отставку уже через полгода и провести новые, честные, перевыборы.
Кроме того, появился союз "трёх женщин", продолживших дело арестованных мужчин — Тихановская, Вероника Цепкало (тоже жена кандидата), Мария Колесникова (сотрудница штаба Бабарико). И объединивший их электораты под символикой - кулак, "виктория" и сердце. То есть "Любовью и борьбой мы добьемся победы".
Какие у Тихановской перспективы в политике?
Уехавшая в Литву под давлением, опасаясь за детей, Тихановская будет востребована в процессе перехода власти. Она уже объявила себя политическим лидером страны и инициировала создание в Беларуси Координационного совета для обеспечения трансфера власти.
Но реальным политическим субъектом Тихановская вряд ли станет. Я думаю, в ходе протестов в Беларуси появятся новые лидеры. И ими станут ни Тихановский, ни Цепкало, ни Бабарико, а другие люди. Не исключаю, что новый лидер появится из старой власти, который просто вовремя перейдёт на другую сторону, как это случилось в Украине.
Протесты в Белоруссии, а до этого в Хабаровске стали новым явлением в общественной жизни. Это - протесты без лидера. Прежнее понимание лидера в значении вождя, фюрера уходит. Что это за феномен?
Это действительно интересный феномен 21 века, который был ранее непредставим и невозможен. Он соответствует новому постиндустриальному, информационному обществу, в котором возможна горизонтальная самоорганизация людей. Первым примером такого безлидерского протеста стала «арабская весна» в Египте и Тунисе, которая стала потрясением для мирового политикума. Украинский Евромайдан в ноябре-декабре 2013 года тоже был безлидерским. Только позже появился Порошенко.
Посмотрим, что будет дальше в Беларуси. Удастся ли части «элиты» оседлать протест и выдвинуть своего лидера? Это, наверное, самое интересное, что будет в ближайшее время в этой стране.
Какие перспективы безлидерского протеста в России?
В России мы сейчас имеем переходную стадию. То, что происходит в Хабаровске и вообще на дальнем Востоке, - это показатель половинчатой ситуации. Протест как бы имеет лидера. Им является Фургал. Но он сам абсолютно в нём никак не участвует. Его поднимают на щит, но помимо воли самого Фургала.
Сейчас у Фургала и Тихановской здесь роли похожи. Оба стали символами протеста.
Соглашусь, да. Но есть и разница. В Хабаровске демонстранты пишут на плакатах имя Фургала. В Белоруссии Тихановскую вообще не поднимают на щит. В России в этом плане сознание остаётся более авторитарным, и поэтому людям нужен всё ещё какой-то символ.
То есть в России пока есть запрос на вождя?
Да, это связано с историческим путём развития России. Здесь есть отголоски крепостного права в Московском царстве и Российской империи. Беларусь же жила долго без крепостного права в составе и Речи Посполитой, и Российской империи. И развивалась совсем по другим канонам.
В России - более авторитарное сознание, привыкшее к вождю. Давайте вспомним события 1980-1990-х годов, когда к власти пришёл Борис Ельцин. Людям тогда нужен был новый, хороший, царь. Это же видно и по протестам в Хабаровске. Но я верю, что и Россия придёт к безлидерскому протесту.
Как вообще в этом мире безлидерского движения будет строится власть? Всё-таки власть строго иерархична. У страны есть президент, у региона губернатор. Как в безлидерском мире будет меняться власть?
Безлидерный протест — ещё один маркер той смены эпох, о которой я твержу уже несколько месяцев, с начала карантинной эпидемии. Смены эпох, соизмеримой с переходом от феодального Средневековья к буржуазному Новому времени. Как и тогда, в 17 в., её знаменуют эпидемия, климатические изменения, рост религиозного экстремизма, энергетическая революция и смена социальных отношений.
Сейчас мир переживаем нечто подобное. Заканчивается цивилизация нефти и газа, начинается эра биоэнергетики. Мы идём к новой информационной эпохе. В общественном плане она будет означать переход от вертикали власти к более горизонтальному её построению.
Переходя к конкретике, это будет означать максимальное использование референдумов. По каждому значимому вопросу решение принимается в онлайне всеми. Это означает максимальную прозрачность власти. Первым полигоном развития электронной демократии стала Эстония, и её опыт идёт вполне успешно. Как представитель левой, социалистической идеи я вижу в этом позитивный тренд.
Каковы перспективы протеста? Чем всё закончится?
Я думаю, что Беларусь в этом году будет напоминать Венесуэлу, где в роли Николаса Мадуро будет Лукашенко, а в роли Хуана Гуайдо — Тихановская. Как и в Венесуэле, в Беларуси будут как бы два президента, один из которых будет признан Западом, а второй — лишь кучкой таких же авторитарных правителей. Но при этом у него будет фактическая власть, опирающаяся на силовиков.

По моим прогнозам, в 2021 году состоятся новые президентские выборы, на которых Лукашенко перестанет быть президентом Беларуси.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...