3 дек. 2020 г.

Владимир Тимаков, Рейтинг обмана


Около полусотни субъектов Федерации систематически фальсифицирует сведения о жертвах коронавируса

Начиная с 2005 года, в России уверенно сокращалась ежемесячная смертность. Но с мая 2020-го всё изменилось - смертность начала расти. Всего за пять месяцев, с мая по сентябрь, умерло на 120 тысяч наших сограждан больше, чем за тот же период прошлого года.

Причина сверхсмертности лежит на поверхности – эпидемия коронавируса. Правда, оперштаб по борьбе с коронавирусной инфекцией называет гораздо более скромную цифру – по его данным к концу сентября от ковида скончалось чуть более 20 тысяч россиян. Отчего же ушли из жизни ещё 100 тысяч?

Коронадиссиденты уже запустили очередную сногсшибательную версию: эти люди умерли от ограничительных мер (вроде того, что задохнулись в масках, получили удар от паники или угасли от сидения дома). Об этом, например, пишет сайт «Накануне.ру», анализируя рекордную смертность сентября. Конечно, ложность этой версии очевидна для любого специалиста. В частности, её убедительно опровергает региональный анализ ситуации.

Простейший пример из личного опыта: мне хорошо знакома ситуация в Москве (где находится мой работодатель), в Тульской области (где живу) и в Воронежской (где учится в мединституте моя дочь). К началу сентября почти половина москвичей продолжала носить маски в метро, среди туляков в автотранспорте соблюдали масочный режим менее четверти, а в Воронеже применяли защитные меры единицы. А вот данные Росстата по сентябрьской смертности: в Москве она превысила норму на 14,8 %, в Тульской области – на 19,5 %, в Воронежской – на 25,3 % (для справки: средний рост по стране – 22,8 %). Где реже носят маски – там чаще умирают. Хотя Москва изначально была эпицентром эпидемии в нашей стране, но более строгие, чем где-либо ещё, меры позволили сдержать инфекцию в столице, и к осени первопрестольная уступила пальму трагичного первенства тем регионам, где относятся к эпидемии гораздо более легкомысленно.

Посмотреть, как выросла региональная смертность с начала года можно в Таблице 1. Для понимания

– средний прирост по стране за этот период 7,6 % (если отдельно рассматривать май-сентябрь – на 14,5 %, а собственно по сентябрю прибавка умерших достигла 22,8 %).

 

Таблица 1. Рост смертности в январе-сентябре 2020 года по регионам Российской Федерации

 

Смертность не вырослаАдыгея, Алтайский край, БурятияЕАО, Коми, Севастополь, Курганская, Магаданская области
Смертность выросла менее, чем на 2 %Забайкальский, Приморский, Хабаровский край, Хакасия, Амурская, Вологодская, Калининградская, Кемеровская, Сахалинская области 
Смертность выросла на 2-5 %Карелия, Крым, Чукотка, Красноярский, Ставропольский край, Архангельская, Белгородская, Воронежская, Ивановская, Иркутская, Кировская, Костромская, Новгородская, Псковская, Ростовская, Смоленская, Тюменская области
Смертность выросла на 5-7,6 %Горный Алтай, Калмыкия, Тыва, Удмуртия, Якутия, Камчатский, Краснодарский, Пермский край, Брянская, Владимирская, Калужская, Курская, Нижегородская, Новгородская, Орловская, Рязанская, Саратовская, Свердловская, Тамбовская, Тверская, Томская, Челябинская, Ярославская области 
Смертность выросла на 7,6 - 10 %Кабардино-Балкария, Мари Эл, НАО, Астраханская, Волгоградская, Липецкая, Мурманская, Омская, Оренбургская, Тульская, Ульяновская области
Смертность выросла на 10-14 %Башкирия, Карачаево-Черкесия, Мордовия, Самарская область
Смертность выросла на 14-18 %Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, ХМАО, Чувашия, ЯНАО,  Ленинградская, Московская, Пензенская области
Смертность выросла на 29-37 %Дагестан, Ингушетия, Чечня

Я специально выделил жирным шрифтом те субъекты Федерации, которые расположены к востоку от Байкала. Как видим, все они имеют прирост смертности ниже и даже гораздо ниже среднего уровня. Бросается в глаза общая закономерность: чем дальше на восток – тем лучше ситуация. Если в среднем по стране число смертей выросло на 7,6 %, то в Уральском Федеральном округе – только на 6,2 %, в Сибирском – на 3,1 %, а в Дальневосточном – всего лишь на 0,9 %.

Это косвенное свидетельство того, что эпидемическая ситуация у наших восточноазиатских соседей гораздо лучше, чем у европейских. Вирус был занесён к нам через западные и юго-западные границы и поразил преимущественно европейскую часть страны.

Однако мы снова возвращаемся к вопросу: почему официальные смертность о ковид за апрель-сентябрь составила около 20 тысяч, а избыточная смертность за этот же период приближается к 120 тысячам? В чём загадка этого разрыва?

Показательно то, что в одних регионах разрыв между избыточной смертностью и смертностью от ковид отсутствует, а в других достигает огромного размера.

Несколько характерных примеров приведены в Таблице 2.

 

Таблица 2. Разрыв между приростом смертности и официальной смертностью от ковид-19. Отдельные регионы.

 

РегионПрирост смертности в январе-сентябре 2020Официальная смертность от ковид-19 на 1 октября 2020доля официальной ковид-смертности в реальном приросте
Севастополь- 96119нет прироста смерти
Амурская обл.7598перекрывает рост
Костромская обл.18518299 %
Санкт-Петербург6 5915 41282 %
Хабаровский край22115771 %
Москва14 2618 82862 %
Воронежская обл.1 09659054 %
Нижегородская обл.2 6161 15544 %
Кабардино-Балкария53421039 %
Дагестан3 19194330 %
Ульяновская обл.1 26734327 %
Московская обл.10 0552 05120 %
Краснодарский край3 37759318 %
Саратовская обл.1 74023313 %
Самарская обл.3 48741212 %
Липецкая обл.1 2251109 %
Ленинградская обл.2 4161396 %
Чечня1 705664 %
Татарстан4 9771342,6 %
Башкирия4 209811,9 %

Как трактовать такой гигантский региональный разброс и по росту смертности, и по доле ковида в этом приросте? На мой взгляд, всё вполне объяснимо.

В Севастополе умерших от коронавируса немного, выявлены они практически полностью, при этом общее улучшение медицины привело к заметному снижению смертности от остальных болезней, и это снижение до сентября перекрывало размер ковидных жертв. Таких счастливых регионов в стране целых восемь (см. Таблицу 3).

В Амурской области, похоже, тоже выявили все немногочисленные смерти от ковида, и хотя они не были компенсированы общим улучшением здоровья населения, но по другим болезням всё-таки шло снижение и прирост смертности оказался меньше суммы жертв корнавируса. Таких регионов в стране семь.

В шестнадцати субъектах Федерации рост смертности превышает официальное число жертв ковида незначительно - примерно в полтора раза и менее. Это вполне можно объяснить недостаточной эффективностью тестирования – выявляются не все больные. В Нью-Йорке и Лондоне, например, несмотря на широкий размах тестирования, прирост смертности весной превышал количество выявленных ковидных умерших почти вдвое.

Кроме того, когда система здравоохранения переживает коронакризис, увеличивается число умерших от других болезней. Причины понятны: больницы переполнены, много врачей болеет, операции откладываются, оказать немедленную помощь не получается. Таким образом, из-за неполноты тестирования и кризиса медицины число «сверхплановых» умерших может превышать количество жертв пандемии в два и даже в два с половиной раза. Превышение в таких масштабах, несомненно, указывает на слабость здравоохранения, но вряд ли на сознательную фальсификацию данных.

А вот когда избыточная смертность оказывается в пять, десять и даже в пятьдесят раз выше официального количества умерших от «короны» - можно смело говорить, что региональные власти скрывают данные, умышленно создают видимость благополучия на фоне катастрофы. И, как правило, чем усерднее скрывают – тем страшнее реальная смертность.

По тому, насколько честно ведут коронавирусную статистику регионы, их можно распределить на следующие группы (см. Таблицу 3)

 

Таблица 3. Оценка достоверности ковид-отчётности в субъектах Российской Федерации

 

Степень достоверности ковид-отчётностиРегионы
Смертность не вырослаАдыгея, Бурятия, ЕАО, Коми, Алтайский край, Севастополь, Курганская и Магаданская области
Прирост смертности не превышает официальную ковид-смертностьХакасия, Забайкальский, Красноярский и Приморский край, Вологодская, Иркутская, Калининградская, Кемеровская, Курганская области
Высокая достоверность отчётности доля официальных ковид-смертей более 60 % сверхсмертностиКалмыкия, Крым, Тыва, ЯНАО, Хабаровский край, Москва, Санкт-Петербург, Амурская, Архангельская, Ивановская, Кировская, Костромская, Мурманская, Ростовская, Смоленская области
Условная достоверность отчётности доля официальных ковид-смертей от 40 % до 60 % сверхсмертностиКарелия, Пермский и Ставропольский край, Воронежская, Нижегородская, Новгородская области
Очень вероятная фальсификация отчётности доля официальных ковид-смертей от 25 % до 40 % сверхсмертностиДагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Удмуртия, ХМАО, Камчатский край, Астраханская, Белгородская, Владимирская, Курская, Новосибирская, Омская, Орловская, Свердловская, Тверская, Томская, Тульская, Ульяновская области
Очевидная фальсификация отчётности доля официальных ковид-смертей от 12,5 % до 25 % сверхсмертностиМари Эл, Осетия, Чувашия, Краснодарский край, Брянская, Волгоградская, Калужская, Московская, Оренбургская, Псковская, Саратовская, Тюменская, Челябинская области
Огромная фальсификация отчётности доля официальных ковид-смертей от 6,25 % до 12,5 % сверхсмертностиКарачаево-Черкесия, Мордовия, Липецкая, Рязанская, Пензенская, Самарская, Тамбовская, Ярославская области
Чудовищная фальсификация отчётности доля официальных ковид-смертей менее 6,25  % сверхсмертностиЛенинградская область – расхождение в 17 раз, Чечня – в 26 раз, Татарстан – в 37 раз, Башкортостан – в 52 раза

Итак, тайна избыточных смертей, формально не относящихся к коронавирусной инфекции, становится понятной. Частично, эти смерти от коронавируса, которые попросту не выявлены из-за недостатков тестирования. Но по большей части – это результат умышленного сокрытия настоящей картины.

Как минимум 32 региона РФ (а может быть, и 38 регионов, включая условно-достоверные) отсылают в оперштабы реальную информацию о жертвах инфекции. А все остальные в большей или меньшей степени врут. Половина неопределённых избыточных смертей приходится всего лишь на 15 регионов с самыми приукрашенными данными. Приставка «при» тут даже не уместна – данные украшены чрезмерно, бессовестно – там при составлении отчётов в буквальном смысле лепят «конфетку из дерьма».

Кстати, если сравнить эти «великолепные» данные по ковиду с данными по итогами разнообразных выборов, обнаружится почти полное совпадение: там, где сегодня больше всего скрывают масштабы трагедии, там же обычно рисуют самые превосходные результаты «партии власти». Но если на выборах это враньё, по крайней мере, не приводило к летальному исходу, то сегодня ложь становится поистине убийственной.

Из-за этой лжи не вводятся своевременные ограничения (зачем, если в регионе всё хорошо?). Из-за этой лжи миллионы людей не понимают угрозы эпидемии, не носят маски, не соблюдают меры предосторожности (зачем, если умирают единицы?). А итогом такой фальшивой эйфории становится бурное распространение вируса и новые смерти.

Ещё раз напоминаю: половина избыточных смертей приходится всего на 15 регионов, где сильнее всего скрывают реальные масштабы жертв эпидемии. Прибавка смертности в них значительно превышает среднюю по стране. Так, Липецкая область в ЦФО чемпион по сокрытию и чемпион по приросту смертей; Татарстан и Пенза, соответственно, выделяются в Поволжье; Чеченская республика – на северном Кавказе. Это тот самый случай, когда в прямом смысле враньё убивает.

Вывод: если правительство страны хочет знать подлинную ситуацию и реагировать адекватно, хватит оценивать эпидемическое положение в регионах по данным тамошних оперштабов. Около полусотни субъектов Федерации систематически фальсифицирует сведения в сторону занижения: якобы у них смерти от коронавируса редки, тогда как на самом деле ситуация приближается к катастрофе.

Необходимо перейти к оценке по масштабам реальной смертности, независимо от причин. Только одновременно потребуются строгие меры по контролю за органами статистики, так как многие губернаторы, если сменятся критерии, начнут искать способы для давления на свои ЗАГСы и на местные подразделения Росстата.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...