1 дек. 2020 г.

Владимир Тимаков. Тула. Враньё, которое убивает


число жертв пандемии значительно превышает официальные цифры

В том, что официальная российская статистика по коронавирусу занижена многократно, легко может убедиться каждый. 23 ноября по всем телеканалам сообщили, что общее число заражённых в нашей стране с начала пандемии – 2 миллиона 114 тысяч человек. Это менее 1,5 % населения. А теперь возьмите и подсчитайте своих знакомых: какая доля из них переболела «короной»? Явно не один из ста,- как минимум каждый десятый, а то и каждый пятый, если не больше.

Не думайте, что это Вам лично не повезло, что Вы и Ваши друзья оказались в какой-то особой «зоне риска». Я проверил частоту переболевших на семи отдельных выборках: несколько групп в Туле и Тульской области, в Москве, Уфе и Таманской дивизии – везде картина примерно одинаковая. Простейший личный эксперимент убеждает: цифры заражённых занижены примерно на порядок.

А что происходит со смертностью?

В этом отношении необходимо сравнить цифры смертей от ковид-19, которые приводит оперштаб, со статистикой общей смертности, которую собирает Росстат через ЗАГСы. Насколько выросла смертность в России в период пандемии?

Надо сказать, что, начиная с 2004 года, смертность в России устойчиво сокращалась. Каждый год при сравнении с предыдущим, и почти каждый месяц при сравнении с тем же месяцем предыдущего года в нашей стране умирало всё меньше и меньше людей. Пятнадцать лет подряд жизнь налаживалась, здоровье соотечественников становилось крепче, срок жизни – дольше. Например, в 2019 году умерло на 27 тысяч или на 1,5 % меньше россиян, чем в 2018-м.

Случалось, конечно, что в отдельные месяцы наблюдались негативные всплески – из-за капризов климата или эпидемической обстановки. Например, повышения смертности имели место в экстремально жарком августе 2010 года, в марте 2015 и в марте 2018. Но, как правило, подобные подъёмы не превышали 10-15 тысяч избыточных смертей и длились не более двух месяцев, а в ближайший следующий период полностью компенсировались.

Начало нынешнего года продолжило пятнадцатилетнюю позитивную тенденцию. За первый квартал 2020-го умерло на 12 тысяч россиян меньше, чем за первый квартал 2019-го. Даже в апреле, когда оперштаб зафиксировал первую тысячу смертей от коронавируса, общая месячная смертность в России оставалась ниже прошлогодней.

А вот дальше всё пошло «не по резьбе»…

Сравнить отчёты оперштаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, рекламируемые во всех СМИ, и реальные изменения смертности в период пандемии поможет следующая таблица: 

Месяц 2020 годаУмерших от коронавируса (официальные данные Оперштаба)Избыточная смертность (данные Росстата – до октября,   далее - прогноз)
Январьнет- 8 тысяч
Февральнет- 5 тысяч
Март17+ 1 тысяча
Апрель1056- 4 тысячи
Май3482+ 18 тысяч
Июнь4765+ 25 тысяч
Июль4643+ 30 тысяч
Август3213+ 14 тысяч
Сентябрь3546+ 32 тысячи
Октябрь7268+ 35-70 тысяч?
Ноябрь8640    (с 1 по 23 ноября)+ 55-110 тысяч?

 

Уже в мае смертность подскочила на 18 тысяч, что само по себе является экстремальным показателем и не может быть объяснено случайным стечением обстоятельств. Но дальше ситуация становилась только хуже и хуже. Немного полегчало в августе (вероятно, из-за летних отпусков, снизивших число заражений на работе). А в сентябре поставлен очередной антирекорд – число смертей выросло на 32 тысячи или на одну пятую.

Общее количество избыточных смертей за первые полгода пандемии (апрель-сентябрь) достигло 119 тысяч или, с учётом прежних прогнозов (смертность должна была продолжать снижаться!) досрочно ушло из жизни не менее 130 тысяч наших сограждан.

Как видим, эта цифра примерно в шесть раз превышает заявленную на 30 сентября смертность от коронавируса (20 722 человека).

Как это объяснить?

Коронаскептики пытаются заявлять, что люди умирают «от страха» и даже «от запретительных мер». Эти объяснения выглядели бы смехотворно, если бы не их горькая подоплёка. Вообразить, что русские тысячами задыхаются от ношения масок или тысячами падают замертво, прослушав очередную сводку о распространении вируса, может только очень изощрённый ум. Если бы эти фантазёры в самом деле были правы, пик избыточной смертности пришёлся бы на конец марта-апрель, когда и страх поначалу был силён, и запретные меры – самые строгие. Но нет, в тот период «первоначального испуга» смертность осталась в рамках сложившейся нормы. Число гробов начало расти по мере того, как запретные меры ослабевали, страх улетучивался, всё меньше и меньше сограждан применяло маски в людных местах.

Почему же реальные масштабы смертности от эпидемии настолько больше официальных цифр? Тому есть несколько причин.

Не все тесты выявляют коронавирус (точность ПЦР – не более 80 %, а экспресс-тестов от силы 50 %).

Не все умершие вообще тестировались.

Многие поступили в больницы на поздней стадии, когда коронавирус уже прошёл, остались только его осложнения: спровоцированная «короной» бактериальная пневмония или возникшие на пике инфекции тромбы.

Какое-то количество людей умерло по косвенным причинам: когда больницы были переполнены ковидными пациентами, им не смогли оказать своевременную помощь. Кроме того, качество медицинской помощи резко сократилось из-за того, что ковидом болело очень много врачей.

По этим причинам тысячи людей не попали в списки жертв коронавируса, хотя все их жизни, безусловно, оборвались из-за пандемии.

Но есть и ещё одна причина расхождения между официальными отчётами и реальностью. Пожалуй, среди прочих она – номер один. Конечно, я говорю про широко распространённое в российской чиновной среде очковтирательство. Вот, например, сегодня Тула рапортует, что в регионе выявлено 153 больных, а у меня есть информация, что только в одной лаборатории за день получено 400 положительных тестов. Только в одной! Не поручусь, что эта информация верная, но если обратиться к эксперименту, который мы с вами поставили в начале статьи на своих знакомых, то цифра 400+х вызывает гораздо больше доверия, чем 153.

Несложно заметить, что больше всего преуменьшают потери в тех регионах, где больше всего врут на выборах. Там, где чиновники давно привыкли врать, направляя наверх бравурные липовые отчёты. В ближайшие дни я опубликую анализ, где сравню цифры официальной отчётности с реальной смертностью по регионам. Каждый сможет проверить свою местную власть: привирает она аккуратно или на ней уже клейма негде ставить?

А что является результатом этого массового вранья? Конечно, всё новые и новые смерти.

Кремль смотрит на липовые сводки: в регионах порядок, смертность невысокая, справляются, дополнительные меры не нужны.

Обыватели смотрят на липовые цифры: смертей немного, болезнь не опасна, что мы в масках-то мучаемся и дистанцию соблюдаем?

В результате для вируса открылась зелёная улица, породившая многократный рост заражений и смертей. И то, что в ноябре творится по всей России (за исключением, может быть, Москвы и очень немногих счастливых регионов) уже напоминает апрельский Нью-Йорк и мартовскую Ломбардию.

В Калужской области официальным цифрам нет доверия тоже.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...