3 янв. 2021 г.

РИТМЫ ВРЕМЕНИ – эссе – Москва, декабрь - 2020 Юрий Михайлович Убеев, продолжение

4. ВЕЛИКИЕ ИМЕНА РОССИИ 
Вспомним своих великих, прислушаемся к ним, вникая одновременно в наш современный сюрреализм. Александр Невский. О нём немало было сказано ранее. Добавим: канонизирован он был, произведён в святые спустя два века после смерти, а закреплением приставки Невский он обязан Петру 1, который этим действом как бы освятил прорубленное «окно в Европу» А.С. Пушкин. «К Чаадаеву»: 
Пока свободою горим, 
Пока сердца для чести живы, 
Мой друг, отчизне посвятим 
Души прекрасные порывы. 
Товарищ, верь: взойдёт она, 
Звезда пленительного счастья 
И на обломках самовластья 
Напишут наши имена! 
Стих, пронизанный любовью к Отечеству, верой в светлое будущее, поэт написал после победы над Наполеоном, когда победный дух витал над Россией. Это было до восстания декабристов, до вступления на престол Николая 1, до периода мракобесия. 
 В письме к П. Вяземскому у него уже другой настрой: «Я, конечно, презираю отечество моё с головы до ног… Ты, который не на привязи, как можешь оставаться в России? Если царь даст мне свободу, то я и месяца не останусь. Мы живём в печальном веке…Моё глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство». Вспомним, после восстания декабристов в 1825 г. и расправы над ними царь наглухо закрыл границу – крамола шла оттуда, ею заразились офицеры в покорённом Париже. Николай 1 «привязал» Пушкина ко двору, учредив ему приличную стапендию-пенсион. 
И вот другой поздний Пушкин: «Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории, какой Бог её нам дал». 
Или: Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. О монархии он высказал мысль, что кто-то должен стоять выше всего, выше закона. Поэт видимо позаимствовал эту идею у казненного Пестеля – автора проекта конституции, в которой над исполнительной властью и дворянской думой должен стоять местоблюститель – помазанник Божий. 
Пестель, видимо, себя имел ввиду. М.Ю. Лермонтов гневно и страстно отозвался на смерть Пушкина: 
Погиб поэт! 
Невольник чести – 
Пал оклеветанный молвой 
С свинцом в груди и жаждой мести, 
Поникнув гордой головой… 
И дальше: 
«Вы, жадною толпой стоящие у трона, 
Свободы, гения и славы палачи, 
Таитесь вы под сению закона, 
Пред вами суд и правда – всё молчит…» 
Через несколько дней он добавил: 
«Отмщенья, государь, отмщенья! 
Паду к ногам твоим. 
Будь справедлив и накажи убийцу». 
В.Г. Белинский: 
«Пушкин – преимущественно художник. Лермонтов – поэт беспощадной мысли-истины». «С небом гордой вражды». Это – его гражданская позиция. Добавлю от себя, Лермонтов по складу ума (или типу мышления) математик, потому он глубоко проникает в суть бытия, в сущность человека. 
Прожив всего 28 лет, создал трагедию «Маскарад», поэмы «Демон», «Мцыри» и немало других произведений. Таких же гениальных. 
Белинский в 1840-е годы: «Нет никаких гарантий для личности, чести, собственности, но даже нет полицейского порядка, а есть только громадные корпорации разных служебных воров и грабителей». Один в один к нашему времени. (Экклезиаст: «Что было, то и будет, и нет ничего нового»). 
Белинский: «А русский народ произносит имя Божие, почёсывая себе задницу…по натуре своей глубоко атеистический народ. В нём ещё много суеверия, но нет следа религиозности». 
А.Н. Герцен: «Русский народ суеверен, но равнодушен к религии. В прямом смысле религиозны одни лишь раскольники». 
Н.В. Гоголь: «Мошенник на мошеннике сидит, мошенником погоняется». Из «Ревизора». Всё тоже и также применимо к нашему государству. 
М.И. Глинка, уезжая 27 апреля 1856 года из России в Германию, разделся до гола, до самого гола, бросил на землю платье, чтоб и духу русского случайно не захватить, плюнул на русскую землю и крикнул: «Дай Бог мне никогда больше не видеть этой мерзкой страны и её людей» - и шагнул под шлагбаум. Умер через 10 месяцев в Берлине. (Из воспоминаний сестры композитора Л.И. Шостаковой, ж. «Русская старина», 1870) 
П. Вяземский о народе–богоносце: 
Бог голодных, 
Бог голодных, 
Нищих вдоль и поперёк, 
Бог имений недоходных, 
Вот он, вот он русский Бог. 
К глупым полн он благодати, 
К умным беспощадно строг, 
Бог всего, что есть некстати, 
Вот он, вот он русский Бог. 
Ф.И. Тютчев о тысячелетней (политэкономической) истории государства гротескно и образно: «Русская история до Петра Великого – одна сплошная панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело». 
Л.Н. Толстой: «Я убедился, что учение церкви (русское православие) есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения». Он дошёл до понимания сущности христианства и Христа, потому современное ему учение, искажённое последователями, не принял. В дневнике пишет: «Ну что Христос, что Нагорная проповедь? Лишнего много, читать тяжело». Там же за четыре месяца до смерти: «Я разлюбил Евангелие». Он вышел из православия. Толстой создал на собственном понимании Бога своё учение, многое взяв из буддизма и индуизма. За что его отлучили от церкви. 
И вот через столетие в 2009 году суд в Таганроге признал Льва Николаевича экстремистом. Мракобесие повторилось и цветёт. Пышно и буйно. 
И.А. Бунин о Толстом: «Совершеннейший! О, монахи, есть святой высочайший Будда. Отверзите уши ваши: освобождение от смерти найдено. Освобождение, несмотря на великую силу «подчинения». Толстой глубоко вник в индуизм, буддизм, в учения Лао Цзы, Конфуция, философские взгляды Шопенгауэра. «Многообразие этого человека всегда удивляло мир» 
- И. Бунин. Лев Николаевич редактировал русский перевод учения Лао Цзы. Другой Толстой, Алексей Константинович: «Если бы перед моим рождением Господь сказал мне: «Граф, выбирайте народ среди которого вы хотите родиться!» Я бы ему ответил: «Ваше величество, везде, где будет Вам угодно, но только не в России». У меня хватает смелости признаться в этом. Я не горжусь, что я русский, я покоряюсь этому положению. И когда я думаю о красоте нашего языка, о красоте нашей истории до проклятых монголов и до проклятой Москвы, ещё более позорной, чем самые монголы, мне хочется броситься на землю и кататься в отчаянии от того, что мы сделали с талантами, данными нам Богом». (Из письма А. Толстого Маркевичу 26 апреля 1869 г.). 
А, П, Чехов: «Весь вечер искали по деревне, не продаст ли кто курицу, и не нашли. Зато водка есть! Русский человек большая свинья. Нет, должно быть водку пить гораздо интереснее, чем трудиться ловить в Байкале рыбу или разводить скот». (Из письма Чехова от 13 июля 1890 г. со ст. Лиственничная на берегу Байкала.). Со своих литературных гонораров для русского человека он построил несколько больниц. И лечил, лечил Человека. И создавал для него свои литературные шедевры. Его герой полицейский Держиморда – рьяный защитник режима, шествуя по площади и, завидев собравшихся людей, свистит и орёт: «Больше трёх не собираться!». 
Чехов наш современник, Он про ОМОН и протест. Он и сейчас в первых рядах врачей борющихся с пандемией страха и беспредела. И он видел небо в алмазах над Россией. 
И.С. Аксаков, поэт: «Ах, как тяжело, как невыносимо тяжело жить в России, в этой вонючей среде грязи, пошлости, лжи, обманов, гостеприимных плутов и отцов-благодетелей!...Вы не можете понять тех истинных мучений, которые приходится испытывать от пребывания в этой среде, от столкновения с продуктом русской почвы. Там, что ни говорите в защиту этой почвы, но несомненно то, что на всей этой мерзости собственно ей принадлежащий русский характер». (Из писем к родным, 1849 г.). Картина-портрет, по-современному – менталитет. Но, будем точнее, это – лишь одна из черт ментальности. 
В.С. Соловьёв, православный философ, мистик, в молодости увлекался спиритизмом, познал иудаизм, склонялся к примирению католицизма с православием, ввёл понятие «панмонголизм». Он предполагал альянс восточных религий и православия против ислама, оказал серьёзное влияние на современников – Бердяева, Флоренского, Блока, дружил с Достоевским и другими великими представителями русской культуры. Его представления о мире, о Боге оригинальны и глубоки, но суждения подчас импульсивны и противоречивы: «Да, мы умны, но Бог умнее нас всех. Вернёмся к Богу, потому, что история – не просто человеческий процесс, в истории живёт богочеловечество». И «Из всех стран одна Россия призвана строить земное Царство». Мочульский о нём: «Начав призывом России к смирению и самоотречению, он кончает обещанием её диктатуры над всем миром». У него есть и такое: «Россия – самая паскудная, до блевотины мерзкая страна во всей мировой истории. Методом селекции там вывели чудовищных моральных уродов, у которых само понятие Добра и Зла вывернуты наизнанку. Всю свою историю эта нация барахтается в дерьме и при этом желает потопить в нём мир». За сто с лишним лет до современности он выдал пророчество: Панмонголизм! Хоть слово дико, Но мне ласкает слух оно, Как бы предвестием великой Судьбины Божией полно. О Русь! Забудь былую славу. Орёл двуглавый сокрушён, И желтым детям на забаву Даны клочки твоих знамён. (Стихотворение «Панмонголизм», 1894 г.) Велик в пророчестве и противоречив сын России. А нам мотать на ус и зарубить на память. Бесценны его речи. 
Волошин, Максимилиан: 
В анархии всё творчество России. 
Европа шла культурою огня, 
А мы несём в себе культуру взрыва. 
И потому так непомерна Русь 
И в своевольи и в самодержавьи. 
И в мире нет истории страшней, 
Ужасней чем история России. 
В этом сказался его декаданс и смятение от увиденной разрухи наяву и головах людей после революции и гражданской войны. М. Горький: «И вот этот маломощный, тёмный, органически склонный к анархизму народ ныне призывается быть духовным водителем мира, мессией Европы… «Вожди народа» не скрывают своего намерения зажечь из сырых русских поленьев костёр, огонь которого осветил бы западный мир, где огни социального творчества горят более ярко и разумно, чем у нас на Руси. Костёр зажгли, он горит плохо, воняет Русью грязненькой, пьяной и жестокой». (Заметки о революции и культуре, 1917-1918 гг.). А до революции у него другая «Песня о Буревестнике». «Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет буревестник, чёрной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой вздымаясь к тучам, он кричит, и тучи слышат радость в смелом крике птицы. В этом крике – жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике». «Вот он носится как демон, гордый, чёрный демон бури, - и смеётся, и рыдает… Он над тучами смеётся, он от радости рыдает! Скоро грянет буря! Это смелый буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы: - Пусть сильнее грянет Буря!» Его пьеса «На дне» ставилась не только в России, но в Европе. Как лучший писатель того времени, он номинировался на Нобелевскую премию по литературе, но что-то не срослось. При советской власти Горький стал не выездным, Сталин не хотел его отпускать - вдруг захочет остаться в Ницце или в Лондоне со своим другом Ф. Шаляпиным. Вождь, как заметил один современник, поместил его в золотую клетку, чтобы воспевал социализм. Но путной песни в неволе не получилось. 
И.А. Ильин (1883-1953) – проф., философ: «Партийность как бы создана для худших людей. Русский народ не будет готов после тоталитаризма. Ожидается нищета и национальные раздоры, будет процветать чёрный рынок, воровство, мошенничество, взяточничество. Годы, годы пройдут пока народ станет на праведный путь. Когда воля станет характером, а характер поведёт к Богу». Современник Сталина и пророк в своём отечестве. Беда в том, что народ-толпа не внемлет своим пророкам, писателям, философам, а всегда и скопом следует за своими вождями-фюрерами. Они понятны толпе в своей варварской простоте. Ю.У.(Комментарий): Последние четверть века либерал-популисты прельщали народ светлым капиталистическим будущим. Теперь же, поскольку народ трезвеет, либералы навязывают цифровизацию не только экономики как благо после провальных деяний в этой сфере без упоминания последующего за ним «милого» электронного рабства. 
Для начала Греф совратил В.Путина, навязав цифровую парадигму, после реализации которой манипулировать людьми будет проще простого, что «два пальца об асфальт». И тогда класс управляющих, сформировавшийся в условиях цифровой экономики безоговорочно заявит свои права на господство. Платформа подменит госаппарат, а хозяин платформы будет помазанником Бога. Не меньше. Понятно, что при таком раскладе не нужны будут выборы, демократия и прочая «чепуха». Ключевая идея превосходства избранных над живыми роботами будет реализована. Н.А. Бердяев: «Отрицание России во имя человечества – есть ограбление человечества». Эту данность неплохо было бы усвоить Западу, начиная с кичливых шляхтичей и прибалтов, заряженных русофобией. Эти этносы -передовой отряд Запада, используя военную терминологию,- штрафбат, обречённый на заклание. Для англосаксов – ритуальное жертвоприношение. Не более. 
Н.И. Вавилов – д.б.н., проф., Президент Всемирного Конгресса генетиков и селекционеров, президент ВАСХНИЛ – Всесоюзная академия с.-х. наук им. Ленина, директор ВИР – Всесоюзный институт растениеводства. Великий генетик, создатель теории гомологических рядов, разработал генетические основы создания высокоурожайных сортов с.-х. растений. Под его руководством и непосредственном участии был создан Всемирный банк семян агрокультур. Его плодотворная научная деятельность была прервана арестом в 1939 г., обвинён во вредительстве, умер в саратовской тюрьме от цинги и истощения в1942 году. У него даже нет своей могилы. Следователь, который вёл его дело, имел фамилию Хват. В этом конкретном случае мракобесие по уничтожению генетики и Президента Вавилова проходило по цепочке: Вождь Сталин – акад. Лысенко – следак Хват. У Вавилова были талантливые ученики и последователи, также попавшие под топор репрессий. Но что символично во время блокады Ленинграда, когда от голода умерло почти миллион человек, коллекция семян осталась в сохранности – ни одно семечко не было съедено. Похоже в настоящее время мракобесие набирает силу – финансирование уменьшили в разы, урезали земли у ВИР и банка семян под застройку жилья на продажу. Какая-то утробная жадность. Нет совести у власть имущих и нет на них Христа или хотя бы митрополита, который изгнал бы торгашей из храма науки. 
С.П. Королёв – отец советской космонавтики, чьим достижениями она жива до сих пор вопреки деяниям нынешних «менагеров». Китай и США обогнали нас, Илон Маск – предприниматель за свой счёт и по своей инициативе построил ракету, которая унесла двух космонавтов на космическую станцию. Его мечта – построить станцию на Луне и улететь на Марс и он опередит наших «менагеров», утрёт нос Рогозину и тем, кто повыше. Судьба Королёва характерна для советского периода. В 1920-1930-е годы – период террора и энтузиазма масс – он страстно вслед за Циолковским увлекается ракетостроением – конструирует, проводит испытания. Естественно, случались неудачи как и во всяком новом деле, за что его обвинили во вредительстве и отправили на Колыму – добывать необходимое родине золото. Там едва не умер. Дочь Королёва Ольга передаёт слова экс-директора московского авиазавода Усачёва: в немыслимых лохмотьях лежал страшно худой, бледный, нежизненный человек. Уголовники издевались над ним, оставляли без пайки, гоняли на работы. Он потерял 14 зубов от цинги, на голове был шрам. Усачёв сумел его спасти. Судьба его – тюрьма, зона и небольшой концлагерь в центре Москвы – «шарашка», где он творил вместе со своим учителем гениальным бароном Бартини – автора стреловидного крыла, Туполевым, Лавочкиным и другими талантливыми конструкторами при Сталине. Позднее уже при Хрущёве и Брежневе он получил высочайшее признание и почести. 
Ю.А. Гагарин – наш любимый народом герой, символ советского социализма в отличие от шведского, швейцарского и других социализмов, эволюционно созданных в ХХ веке. Юрий Гагарин – гражданин СССР, первый ворвавшийся в космос, - стал послом доброй воли во всех государствах, где ему пришлось побывать. 
В.М. Шукшин – актёр, режиссёр, писатель и философ от Бога и от народа: «Ложь, ложь, ложь /Ложь – во спасение, /Ложь – в искуплении вины, /Ложь – в достижении цели, /Ложь – карьера, благополучие, ордена, квартира…/ Ложь! Вся Россия покрылась ложью как коростой». (из «Рабочих записей», 1969 г.). Было это тогда в СССР, а сейчас коросты растут и утолщаются! Идёт процесс! Богата Россия великими именами – всех невозможно перечесть. Гордиться ими и следовать по их стопам, чтобы дальше идти, преодолевая рецессии в экономике и политические завалы. Исторически принципиально следует признать, что все эти великие люди создали условия для революции 1917 года и позднее в 1991 г. для смены политических режимов. Они же будут «виновны» из глубин исторического сознания и подсознания в свержении существующей власти – настолько велико и сильно оставленное ими наследие. Это осознаёт современная власть и потому ЕГЭ, цифровизация и вся пропаганда направлены на забвение сути нашей истории, оставляя блёстки и мишуру парадов. Имитация патриотизма неплохая, но не более, чем попытка прикрыть рубищем нищету и фанерой мавзолей. 
Однозначна была бы реакция на современность Гоголя, Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Льва Толстого, а Лермонтов переиздал бы: 
«Вы жадною толпою стоящие у трона…» 
 и М. Горький: 
«Буря, скоро грянет Буря…».
Окончание завтра.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...