6 июл. 2019 г.

О бокале вина

                  Заздравной чаши поминальный звон
    Слушаю праздничный концерт, посвящённый «Дню сотрудника органов внутренних дел». После дежурного поздравления Президента В.В.Путина и вступитеьного слова ведущих исполняется одна из лучших песен Александра Флярковского (1931 – 2014) на стихи Роберта Рождественского ( 1932 – 1994) «Что же такое мы?». Поёт Иосиф Кобзон. Слова, музыка и знакомый голос певца оставляют сильное впечатление. Но сразу за этим номером следует «Вечерняя застольная» Розенбаума в исполнении самого автора, Кобзона и Лепса. Для знакомых с этой песней легко представить, какой рвущий душу и сердце вопиющий гимн обрушился на слушателей. Последним надо отдать должное – дослушивалась песня стоя. Казалось бы, ну, какие ещё можно слушать после этого, исполненного болью по павшим в борьбе, слова? Вы бы смогли после 6-й симфонии Чайковского воспринимать что ни будь весёленькое? Лично у меня такого не получалось.
     Так вот, почему потребовалось подчеркнуть необычайную силу воздействия на публику Вечерней застольной? Да ровно потому, что за силу, что несут волны надо выпить по полной, по полной! И чтобы ворон да не по нам каркал, по чарке, по чарке! Сознавая, что эта неотразимой силы застольная является продуктом своего тяжёлого во всех отношениях времени, и потому не укладывающейся в контекст трезвой здоровой жизни, мы видим крайнюю необходимость придать этой песне музейный статус, показав принципиальную тщету питейного ритуала.
     За основу сей «диверсии» мы выбрали стихотворение Роберта Бернса о пьянстве в переводе С.Я.Маршака.
                       Для пьянства есть такие поводы:
                       Поминки, праздник, встреча, проводы,
                       Крестины, свадьба и развод,
                       Мороз, охота, Новый год,
                       Выздоровленье, новоселье,
                       Печаль, раскаянье, веселье,
                       Успех, награда, новый чин
                       И просто пьянство – без причин.
К чему ведём разговор? Да всё к тому же. Как Заздравная, так и Поминальная чаша – трапеза оказываются в весьма близком
соседстве с мероприятиями гораздо более низкого ранга, в основе которых всё тот же посыл – навести на восприятие данного момента жизни некий флёр, яко бы придающий отмечаемому событию добавочное значение. Роберт Бёрнс беспощаден к пороку и потому длинную вереницу событий объединяет одним простым словом – повод. И не стоило бы нам здесь огород городить, если бы не стоил упомянутый выше флёр так дорого. Как? Если на жизни мерить, то полмиллиона в год отправляются на кладбище по причине алкогольного беЗпредела в России. А сколько раненых и больных? Какой материальный и моральный ущерб государству и семьям?  Все эти страшные потери обрамляет и предвосхищает чаша заздравная, а поминальная чаша, естественно, подводит черту утратам. Вот и слился звон этих чаш в душераздирающий гимн человеческой трагедии, с которой надо кончать.
                             Ты проснёшься ль исполненный сил?
                             Иль судеб повинуясь закону,
                             Всё, что мог, ты уже совершил –
                             Создал песню, подобную стону
                             И духовно навеки почил?
                                                   Н.А.Некрасов
    А вот как сделать этот обряд и, конкретно песни означенного выше содержания, музейными экспонатами? мы пока доподлинно не знаем. Проектов много, но они гуляют где то на периферии и в центральной печати пока не появлялись. Скажем сразу, что сходу не годятся предложения поднимать посуду с соками или какой иной водой, поскольку они наверняка будут отвергнуты людьми, избавившимися от зависимости, и вызовут злую иронию обожателей. Мысль такая. За столом должны быть сказаны такие слова и спеты такие песни, чтобы боль утрат и память о них были в натуральную величину, без вмешательства каких бы то ни было допингов. По тексту Вечерней застольной надо выпить по полной. Это что за диктат такой? Боюсь, что в своё время это правило протащили товарищи, зависимые от спиртного. Да даже, если не так, то сама по себе полная чаша на фоне действительного переживания  утраты  может детонировать что  угодно,  вплоть  до
суицида. А если в чаше объёмом в пол литра самогон? Вот вам и по
полной! Люди, желающие помянуть павших , пожелать лучшей доли живущим и достойно переживающие по этому поводу, обязаны найти нужные слова без применения спиртного допинга. Это раз. И  быть готовыми поддержать песню, в которой бы не было предписания поднимать чашу, но были бы слова выражающие чувства, как утраты, так и надежды. Как это сделать?
     Наш соратник Владимир Михайлович Ловчев написал книгу «Отречение от Диониса». По материалам В.М.Ловчева канд. педагогических. наук Наталия Гринченко написала статью «Теория пронаркотического «культурного» поля»(Соратник, №238. с 10), в которой приведён пример удачного контрпропагандистского ответа на песню «Бригантина», воспевающую питейный ритуал. Вот как:                    Капитан разбил корабль о скалы.
                           Потопив нас на закате дня.
                           Ах, зачем же из больших бокалов
                           Мы напились крепкого вина.
Полагаю, что задача в случае с поминальной песней не из лёгких. Считаю вполне своевременным попытаться сочинить на мелодию Вечерней застольной А.Розенбаума наш текст Думаю, что богатая практика переиначивания слов в популярных песнях, включая серьёзные по содержанию, даёт нам право в такого рода вмешательство в благородных целях. Давайте попробуем, забравшись в интернет. Удачи!

                        16.11.2017г.               Лев Козленко


Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...