26 дек. 2019 г.

Память истории против немецкого реваншизма и либерального предательства

Что общего у Калуги с восточногерманским Зулем и карельским Сандармохом?

В этой связи особого внимания заслуживают «калужский» и «карельский» эпизоды, которые ясно показывают, как смыкаются в этих подкопах под патриотизм и идентичность нашего народа внутренние и внешние фальсификаторы. И как различна, увы, приходится это признать, реакция на эти провокации со стороны российских чиновников и политиков.
Что больше всего возмущает в истории с подменой докладов российских студенток из Калужского государственного университета (КГУ) им. К.Э. Циолковского на праздновании Дня освобождения (8 мая) в немецком Зуле, что в федеральной земле Тюрингия, кстати, бывшая ГДР? Даже не самовольное редактирование не устроивших немецкую сторону текстов, которое и спровоцировало международный скандал с разрывом соглашения КГУ с НКО германо-российской дружбы в Тюрингии.
Германский реваншизм общеизвестен и очень часто маскируется якобы «независимой объективностью» так называемых «научных исследований».
«Очевидно, что при чуть более удачном стечении обстоятельств немецкие войска могли войти в Москву. Когда я говорю, что Третий рейх не мог выиграть войну в целом, я не имею в виду, что Германия была не в состоянии добиться успеха в военной кампании против СССР. Советский Союз с трудом выжил после немецкого нападения.
В 1941—1942 годах СССР был на грани краха. Но даже победа над СССР, даже распад централизованного руководства не означал бы конец войны в России. Мне кажется куда более вероятным, что боевые действия на оккупированной территории продолжились бы в децентрализованном варианте. Значительная масса немецких войск продолжали бы оставаться в России.
Кроме того, Германия даже в этом случае не смогла бы настолько успешно разграбить СССР, как это планировалось. Вообще экономические выгоды от оккупации СССР постоянно оказывались значительно ниже немецких ожиданий. Это означает, что Германия, как я уже говорил, могла добиться успеха на данном военном плацдарме, однако это не предрешило бы исход войны — война с западными союзниками никуда бы не делась.
И хотя я говорю, что СССР был державой, которая сокрушила Германию, нельзя забывать, что США были лучшей гарантией невозможности глобальной победы Германии. Если бы Германия победила СССР, то война бы не закончилась. И атомная бомба, возможно, упала бы на Берлин».
Это — Берндт Вегнер, подполковник бундесвера, долгое время преподававший историю операций Второй мировой войны современным немецким офицерам в гамбургской военной академии.
Они так ничего и не поняли и ничему не научились. По-прежнему считают, что плохо подготовились и «влипли не в тот расклад»: «вот если на стороне Германии выступили бы США», явственно угадывается между строк. То есть если бы НАТО возникла не в 1949-м, а, скажем, в 1939 году, на волне Мюнхенского сговора…
Предельно возмутительно другое: что на фоне действительно принципиальной позиции, занятой руководством КГУ во главе с ректором Максимом Казаком, абсолютно беспринципно повел себя в этой ситуации местный филиал столичного официоза РАНХиГС. Несмотря на скандал, безусловно, широко известный областной общественности, преподаватель этой академии Мария Центнер продолжила оформление поездки в Германию учебной группы экономистов, таможенников и менеджеров.
Причем в тот же Зуль, символически связанный в истории с именами конструкторов и производителей того самого автомата «Шмайссер», которым вермахт воевал против Красной Армии. И к тому же самому экс-обер-бургомистру и главе германо-российского НКО Мартину Куммеру. По спонсированному немецкой стороной проекту «Война глазами детей».

Как этот казус объясняет сама М. Центнер? «Времена нацизма, они в Германии для многих людей были трагедией. Очень многие не поддерживали фашистский режим, в Германии были репрессии. И немцы по-другому воспринимают историю, конечно, они были нападающая сторона, и всё это было ужасно, но среди немцев есть такие люди, у которых, например, дедушку убили за то, что он был против Гитлера. Искажений (здесь она переходит к семинару. — Авт.) никаких не будет потому, что доклады у них выверены специалистами (!?), в зале будет переводчик, всё будет очень хорошо сделано».

Вот с такими представлениями вот этот «преподаватель» — не истории, не политологии, не философии, а… иностранных языков, то есть не преподаватель, по сути, а учитель, без научной степени и звания — берется за руководство международной миссией. И что мы от такой миссии ждем? И куда она клонит? А туда, о чём говорил ректор Казак: «Смысл этих текстов (которые подсовывали студенткам КГУ вместо их собственных — авт.), он сводится к чему? Вот во время Великой Отечественной для нас и Второй мировой войны для Германии воевали два деспотических, два тоталитарных режима…».
Как этот же самый казус объясняется на самом деле, без выдумок М. Центнер? Очень просто: ректор РАНХиГС Владимир Мау — один из «столпов» либеральной «образованщины», не просто западник, а деятельный помощник закрытых концептуальных кругов Запада в просвещении их на предмет российской действительности. Вот лишь один характерный пример:
«16 апреля 2016 г. Ежегодное собрание Трехсторонней комиссии. Тема: Куда идет Россия? В дополнение к отчету 2014 г. «Вовлечение России: возврат к сдерживанию?». Модератор — Пола Добрянски, школа государственного управления им. Дж. Кеннеди, Гарвардский университет. Докладчики: Алексей Кудрин, Владимир Мау, Игорь Юргенс».
Откуда растут ноги или, точнее, торчат рога рассуждений, подобных М. Центнер? Из концепции так называемого «тоталитаризма», с помощью которой прожженный политикан и учитель Джорджа Сороса Карл Поппер поставил знак равенства между фашизмом и коммунизмом, хотя он и далеко не первый, кто ее употребил. Последовательница Поппера в противопоставлении «тоталитаризма» «демократии» Ханна Арендт, внесшая в эти «исследования» далеко не последний «вклад», в отличие от него, заблуждалась, скорее, добровольно.
В чём лукавость всех этих рассуждений? В том, что фашизм и нацизм — сугубо элитарное учение, уходящее корнями, во-первых, в англосаксонские теории «высшей расы», которые в Германию перенес «благословивший» в 1927 году Гитлера Хьюстон Стюарт Чемберлен, двоюродный брат Невилла Чемберлена, одного из авторов Мюнхенского сговора Британии с Гитлером.
Во-вторых, фашизм и нацизм неотделимы от оккультизма, тесно связанного с обществом Thule, проложившим мостик в Германию социал-дарвнистским и расистско-экспансионистским идеям Томаса Хаксли, Гальтона, Уэллса, Родса, а также его последователей из «Общества Круглого стола». Обо всем этом подробно написал Мануэль Саркисянц в монографии с говорящим названием «Английские корни немецкого фашизма», за которую был изгнан из Гейдельбергского университета и эмигрировал из ФРГ в Мексику.
И еще важно, что фашизм и нацизм — это продукт крайнего, злокачественного перерождения капитализма, основанного на либерализме, который в своей основе как раз элитарное учение. Формула фашизма — это либерализм минус демократия.
Таким образом, «тоталитаризм» — это не что иное, как информационная спецоперация в несколько ходов. Первым ходом фашизм и нацизм фиктивно отрываются от своих буржуазных корней. Вторым, с помощью термина «национал-социализм», в общественное мнение вбрасывает «деза» об их «связи» с коммунизмом. Третьим ходом этим учениям «отыскиваются» или придумываются «общие типологические признаки», которые сводятся к вторичным и формальным вещам, замазывающим их классовую противоположность, а также факт их жесточайшего противостояния в самой Германии.

Понимая, что «отмыться» от фашизма уже не получится, в том числе и потому, что «корешки» этого учения Запад свалил на Германию, а «вершками» — уже в эсэсовской космополитической версии — сам активно пользуется в ходе глобализации, современные последователи нацизма в самой Германии и пытаются заляпать грязью победителей. И поставить преступный Третий рейх на один уровень с СССР во главе со Сталиным, спасшим мир от коричневой чумы.
А теперь обратимся к нашей «образовательной» реальности. Концепция «тоталитаризма» — неотъемлемая часть практически любого курса политологии; это одна из главных мин, заложенных под нее либералами. И чего же теперь удивляться, если самоопределение вузов по отношению к исторической памяти всецело зависит от степени профессиональной честности и человеческой порядочности их руководства.
Вот и получается, что КГУ связи с НКО М. Куммера разрывает, а калужский филиал РАНХиГС, напротив, укрепляет. А единых правил игры у нас нет из-за конституционного запрета на идеологию, с помощью которого его авторы решают две взаимосвязанные задачи: под видом «деидеологизации» продвигают агрессивный либерализм и при этом затыкают рот защитникам не только коммунизма, но и любых левых идей, требующих социальной справедливости.
Это — совместная информационная политика либерального лобби во власти с внешними центрами, заинтересованными в «отделении» России от ее героической национальной истории и подмены ее «историей борьбы с тоталитаризмом».
И понесет ли кто-нибудь ответ и ответственность за то оголтелое расчеловечивание соотечественников, которым запомнятся нам те самые «лихие» 90-е годы, которые приближенная к той власти либеральная свора и по сей день лицемерно кличет «святыми»?

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...