23 сент. 2020 г.

Возвращаясь к теме: ОТТОРЖЕНИЕ КАЗАКАМИ ИМПЕРСКОЙ ВЛАСТИ

Сгинь, Империя, в этой бездне,
Погремушкой бренча степной,
Вместе с плёткой и пьяной песней,
И изломанною душой!
Алексей Широпаев.
«Сгинь, Империя, в этой бездне».


Отторжение казаками центральной российской (имперской) власти (Москвы, С-Петербурга) имело давнюю историю. Такое отторжение имело целью сохранить свою особость, свою идентичность и независимость. До Петра I казаки сносились с московской властью через её Посольский приказ (министерство иностранных дел по-нынешнему), посылая в Москву свои Зимовые станицы (посольства). Все послы получали не только помощь Войску для обороны южных границ Московии, но и богатые личные дары, стараясь расположить к себе казачьих представителей.
Но казаки придумали способ противодействия иностранному влиянию на политику Дона, который назывался у них “отмаскаливанием”. Он заключался в следующем. Если войсковой атаман в силу каких-то особо важных обстоятельств был вынужден лично отправиться в Москву, он освобождался от должности атамана и не мог стать им в течение многих лет. Этим предупреждалась способность выполнять им возможно взятые на себя и Войско обязательства перед Москвой. Такие же ограничения вводились и на других послов – есаулов, толмачей и казаков, если про них становилось известно, что они «хвалят Москву».
Председатель правления “Лиги Возрождения Казачества” в европейской эмиграции 1930-х годов, писатель и публицист, полковник А.И. Бояринов писал так: «Броневский, написавший “Историю Донского Войска”, положил основы новой теории […]. Теория эта выдвинута с целью политической – […] выбить историческое оружие из рук казаков в их борьбе за самобытность начал в устройстве своей жизни». 

А бывший директор Новочеркасского реального училища, член Донского Войскового Круга, а затем эмигрант М.А. Горчуков в 1927 году так писал о статусе Казачьего Народа в России: «…исторические традиции российской власти в том, чтобы требовать одного: “прилежания и усердного служения”. Этого требовал шеф жандармов Бенкендорф, этого требуют и большевики». А от себя добавим: этого требует и нынешний путинский режим в РФ.
Естественно, такое к себе отношение и русских монархов, и интернационалистов-большевиков, и современного путинского режима у нормальных казаков вызывало и вызывает лишь закономерную ответную реакцию – отторжение.
Несмотря на то, что на протяжении всего XIX века шло духовное наступление на Казачий Народ, и к тому же население Дона веками пополнялось добровольными и принудительными переселениями людей иного рода (иногородних), несмотря на то, что главные кадры духовенства и учителей в XIX веке составлялись из них же, духовные связи между донскими казаками и Россией зарождались очень медленно. Казаки в своей основной массе продолжали жить замкнутыми обществами, избегая даже смешанных браков с московитами. Тяга к русским культурным интересам намечалась только у образованного класса, поскольку он получал воспитание в русских учебных заведениях, но и в нём, как и среди казачьих масс, политической связью с Россией признавалась одна только царствующая династия, которой на верность обязан был присягать каждый казак.
Десятилетия угнетения российским самодержавием через российское чиновничество любых свободолюбивых устремлений Казачьего Народа, жестокие и кровавые подавления казачьих восстаний, ущемление национального самоощущения казаков и тому подобное – воспитали в широкой низовой казачьей среде стойкое неприязненное отношение как к власти в целом, так и к её представителям в частности.
Это было в Империи и при большевиках. Но почему же и сегодня этнические казаки в массе своей не доверяют власти Москвы, недолюбливают её, а порой и люто ненавидят? Тут, очевидно, историческая память накладывается на сегодняшнюю реальность.
Известный казачий идеолог конца 2000-х – начала 2010-х годов В.П. Мелихов писал так: «Казаки всегда уважали власть и сами её устанавливали – но! – власть справедливую, созданную из лучших представителей народа, которые к своему служению относились как к Божьему тяглу, а не как к источнику личного обогащения».
Всего это нет в нынешней власти и даже наоборот – есть всё то, что противно любым понятиям о честности, порядочности и справедливости. А о конкретных чиновных персоналиях и вовсе говорить не приходится: один другого переплюнуть горазд (так называемые «депутаты Госдумы» тоже на деле давно уже чиновники, а вовсе не представители народа).
Избирательное применение репрессий за попытку казаков вооружиться в условиях нарастающих межнациональных конфликтов на Кавказе в первой половине 1990-х годов также никак не могло прибавить популярности новой российской власти в их глазах, а во многих казаках уже тогда рождало разочарование в ней и недоверие. Так, летом 1995 года, после первой чеченской войны, в городе Ессентуки состоялось собрание атаманов Кавказа для встречи с ельцинским министром Егоровым. И 69-летний атаман Грозненского округа Терского Казачьего Войска Георгий Николаевич Галкин в своём выступлении произнёс в адрес лично Егорова и всей российской власти: «Я проклинаю вас! Я видел кишки русских солдат на деревьях в Грозном! Вы продали и предали нас».
* * *
Всеказачьим Общественным Центром в 2017 году была сформулирована стратегическая триединая Главная Цель Казачьего Народа: международное признание казаков народом, имеющим право на своё национально-государственное образование со своим широким самоуправлением. Но уже в 1990-х годах, когда сами казаки даже не слишком задумывались о таких планах, разные представители “новой России” заранее заявляли о неприемлемости допустить что-либо подобное.
Об истинном, а не декларируемом отношении к казакам московской имперской власти как нельзя более правдиво свидетельствуют следующие высказывания далеко не рядовых людей и вовсе не в узком кругу или, как говорят, “в кухонном разговоре”, сделанные ещё при правлении президента Ельцина, и которые прямо противоположны Главной Цели Казачьего Народа. Они, эти высказывания, делались публично, во всеуслышание, и никто за них не получил даже морального осуждения со стороны московских властителей. Итак, вот эти казакофобские откровения:
Против этнической особости казаков и признания их народом.
Вадим Дубнов, “Сказки страны Казакии”, журнал “Новое время”, № 44 – 1994 г.: «Казаки – в основном беглые крестьяне. […] Основным занятием казаков были набеги да грабежи. […] Ермак Тимофеевич Оленин из Суздаля, крепкий уголовник…».
А.К. Пушков, член Совета Федерации Федерального собрания РФ, «P.S.», 27 ноября 2004 г.: «Беглые крестьяне и разбойники со временем превратились в старшин, атаманов и гетманов».
Против принципа федерализма и предоставления казакам своего национально-государственного образования.
М.В. Савва, член администрации Краснодарского края, июль 1994 г.: «“Невинный кубанский сепаратизм” в перспективе может обернуться нескончаемой чередой больших и малых территориальных конфликтов».
Е.М. Примаков, министр иностранных дел РФ (1996 – 1998), председатель правительства РФ (1998 – 1999), 26 января 1999 г.: «Пришло время ввести мораторий на территориальные споры, на пересмотр внутренних границ!».
Против казачьего самоуправления.
Михаил Афанасьев, “После расказачивания – оказачивание?”, журнал “Новое время”, № 44 – 1994 г.: «Возрождение казачьего самоуправления – это отказ от принципов правового государства».
Общая политика в отношении казаков.
Н.К. Сванидзе, журналист и общественный деятель, ведущий ряда программ на российском телевидении и радио. “Подробности”, 20 июля 1995 г.: «Власть не должна сюсюкать с казаками!».
* * *
Однако стоит заметить, что политика этноцида, проводимая в отношении Казачьего Народа, целенаправленно создающая из него некое многонациональное сообщество, сама по себе является свидетельством того, что во власти, не афишируя, к казакам относятся именно как к народу. Потому-то и предпринимаются все те усилия, которые в цивилизованном мире давно осуждены и ушли в прошлое. То есть усилия, направленные на лишение своей собственной, особой национальной исторической памяти, особенностей культуры и быта, собственного национального самосознания.
Об отношении Кремля к нашему народу донской казак Виктор Мальцев писал так: «Реализуется самый беспрецедентный, самый изуверский за всю историю человечества проект подмены целого народа на удобное власти военизированное национально-религиозное “казачье общество”, а по сути – жандармское управление власти, после полицаев и Росгвардии.
У казаков реально сносит крышу от непонимания происходящего. Горбачёв, Ельцин и Путин – ярые антикоммунисты. По логике вещей, они просто обязаны были бы возлюбить казаков, как самый пострадавший от геноцида коммунистов народ. Вернуть казакам их собственность – территории казачьих Войск; самоуправление на этих территориях… ну, и всё такое.
На деле – всё с точностью до наоборот. На самом деле, Советская власть, то уничтожая казаков, то заигрывая с ними, относилась к казакам как к военной и политической силе, то есть как “субъекту” политической борьбы. Нынешняя власть относится к казакам исключительно как к “объекту” одноразового политического использования. Участие казаков в событиях в ЛДНР – очевидное и циничное тому подтверждение.
Ларчик открывается просто. Навязываемый россиянам миф о том, что у власти в России плохое правительство, типа “царь хороший, бояре плохие” – мягко говоря, не соответствует действительности. Двадцать лет бесконтрольного разворовывания страны говорит об очень квалифицированной работе власти. Но это не плохая власть – это чужая власть. […] Просто замолчать и сделать вид, что казаков в России не существует, не получилось. Пришлось создавать целую программу по ликвидации, названную, конечно, “государственная поддержка возрождения казачества”».
И, вопреки ранее изданным лживым указам и постановлениям о реабилитации казаков, обещавшим казакам восстановление прежних наименований их населённых пунктов, даже самые эти пункты стали переименовываться. В газете “Казачий взгляд”, № 1 за 2009 год было помещено следующее известие: «По сообщениям людей, побывавших недавно в Ростовской области, здесь широкомасштабно идёт переименование прежних станиц и хуторов в некие “поселения”. Таблички с такими нововведениями, как говорят, решено установить по указанию из администрации Ростовской области, которая, скорее всего, такие шаги не могла предпринять без ведома федерального центра. Единственным исключением явилась станица Вёшенская, которой прежнее наименование сохранено, возможно, благодаря Шолохову и его бессмертной книге “Тихий Дон”. Инициатива властей в очередной раз прошлась грязным сапогом по душам казаков, осознающих себя потомками своих славных предков, уравняв, как они горько шутят, статус их населённых пунктов со статусом населённых пунктов осуждённых на “вольное поселение” преступников».
На Северном Кавказе, как и по всей РФ, также шло наступление на Казачий Народ. Так, в “Резолюции Большого Круга Владикавказского округа Терского Казачьего Войска”, принятой 16 мая 2009 года в городе Владикавказе, наряду с перечислением претензий к власти, были такие слова: «С сожалением констатируем, что потомственные терские казаки вытеснены из всех областей государственной политики по отношению к казачеству в Осетии. Представители потомственного казачества почти отсутствуют в органах законодательной и представительной власти […] нас не просто игнорируют, нас не хотят видеть на земле наших дедов, идёт процесс, начавшийся ещё в дни революционного переворота – тихий геноцид».
* * *
Американский политолог Пол Гобл писал: «Современный казачий писатель Андрей Коваленко отмечает, что отказ Москвы поддержать казаков, даже параллельно собственным просьбам защиты русского государства, толкает всё больше и больше членов этого сообщества к мысли о собственной государственности с территориальными правами».
Терский казак Ю. Сошин писал: «На Дону и Кубани в настоящее время существуют многочисленные, как правило небольшие по составу, – до нескольких десятков участников, – казачьи объединения (“братства”), члены которых – по причине недоверия государству и связанным с ним казачьим организациям, – принципиально не входят в крупные структуры, не участвуют в публичных мероприятиях и акциях. Зачастую “братства”, – своеобразные казачьи “дауншифтеры”, – связаны общей экономической деятельностью, проходят совместное военное обучение и при нужде могут выступить как сплочённое воинское подразделение».
Общая антиказачья политика центральной власти способствует и провоцирует появление великорусских экстремистов-шовинистов-имперцев, пышущих малообъяснимой ненавистью к Казачьему Народу. Так, например, 18 декабря 2019 года русский имперец-державник М.А. Налимов написал в Фейсбуке под статьёй Дзиковицкого: «“Казачий народ” – кто эту дурь написал и придумал только?». Кроме этого перла, М.А. Налимов ещё в 2018 году в переписке с этническим казаком Дмитрием Темерёвым заявил: «Проблем нет. К власти мы, русские, придём – казаков не будет».
А его духовный коллега Фёдор Мамонов в середине декабря 2019 года тому же казаку Темерёву заявил такое, что так же однозначно, как и М.А. Налимова, обозначило его как открытого и убеждённого врага Казачьего Народа, с которым невозможно казакам каким-либо образом и хоть как-то иметь дело: «Да подох твой кизячий народ и не воскреснет никогда, – написал Мамонов, – даже если Рашка развалится на 100500 говно-эстоний. Он труп и ты труп».
Наличие таких пламенных сторонников нынешней Российской империи никак не добавляет казачьих симпатий к этой отсталой и слабосильной “державе”, к центральной московской власти, к правящему клептократическому и казакофобскому клану РФ и, естественно, ко всем её сторонникам из имперско-державной среды типа Налимова и Мамонова. Скорее наоборот!
* * *
В дополнение к сказанному выше я хочу привести пример “профессионализма” российских служб, действующих на общественно-политическом поле РФ. “Профессионализма”, который, вопреки заданной цели, лишь открывает глаза казакам на свои перспективы при сохранении нынешней системы государственного устройства.
10 июня 2020 года Агентство РИА Новости сообщило, что в интервью газете “Аргументы и факты” бывший (1999 – 2008) директор политической полиции – ФСБ России, а затем секретарь Совета безопасности РФ Н.П. Патрушев заявил: «Запад объединяет и поддерживает финансово несистемную оппозицию и прозападно ориентированные российские общественные объединения, осуществляет подбор кандидатур на роль лидеров протестного движения, приверженных демократическим ценностям и идеалам свободы».
Несмотря на проимперскую мотивацию Патрушева, который, давая своё интервью, намеревался обличить в нечестности и непорядочности пресловутый Запад и всех недовольных режимом внутри РФ, он фактически снова “вывел на чистую воду” саму власть. Прямо по той фразе, ставшей расхожей поговоркой, из пьесы Н.В. Гоголя “Ревизор”, согласно которой “унтер-офицерская вдова сама себя высекла”. Своим заявлением Патрушев обнажил сразу три не афишируемых Кремлём направления деятельности российских спецслужб внутри российского общества.
1. Кремль проводит политику разъединения и финансового удушения “прозападно ориентированных российских общественных объединений”. Именно этим объясняется появление в российской репрессивной практике и фальшивых лидеров независимых от власти движений, и внедрение в такие движения своих агентов, сеющих, прикрываясь правильными и порой даже радикальными речами, разлад и ведущих к внутренним склокам и противоречиям. И это не фантазии: с проявлением такой политики наш Всеказачий Общественный Центр (ВОЦ) наиболее остро столкнулся в декабре 2019 года, и продолжает сталкиваться сегодня. В том числе наблюдая в социальных сетях регулярно повторяющиеся попытки дискредитации как самого ВОЦ, так и отдельных его представителей.
Этим же объясняется появление в государственной репрессивной практике понятия “иностранный агент”, к каковым причисляются любые физические и юридические лица, получающие хотя бы малейшую материальную поддержку из-за рубежа. Причём, без какого-то различия источников – хоть от государственных структур, хоть от благотворительных Фондов, включая культурные, экологические, образовательные, медицинские и прочие, хоть от частных лиц.
2. Антиказачьей политикой Кремля объясняется подбор кандидатур на роль лидеров как государственного (что делается совершенно открыто), так и общественного казачьего движения (что делается где-то более, где-то менее скрытно). В этот логически естественный вектор политики авторитарного режима вписывается и назначение вертухаев для Казачьего Народа, которых Кремль ставит во главе “реестрового казачества”.
3. Кремль объединяет и поддерживает финансово системную оппозицию и антизападно ориентированные российские общественные объединения. В казачьей среде – это “казачий реестр”, получающий огромные материальные и финансовые вливания из федерального и региональных бюджетов. В этом же ряду – организованное сверху объединение реестра в масштабах всей РФ, состоявшееся в своём завершённом виде в ноябре 2018 года.
* * *
Публицист И.А. Яковенко в одной из своих статей ещё в 2017 году написал следующую фразу: «Государственная политика России в отношении “казачества” давно отдаёт идиотизмом. По сути, государство российское пытается в XXI веке возродить отдельное сословие».
И с этим невозможно не согласиться. Путинская политика Кремля в отношении этнических казаков, подменяемых в массовой пропаганде суррогатным “сословием казачества”, привела к тому, что в народе само слово “казак” стало ассоциироваться с нищим, необразованным, но агрессивным быдлом, готовым служить за жалкие подачки авторитарному режиму. Но, хотя о нежизнеспособности “реестра” говорили уже давно, власти ни в коей мере не намерены отказываться от поддержки опричного “казачества”, поскольку на него возлагаются определённые социальные надежды чиновно-олигархической властью РФ.
Дискредитация этнических казаков в результате такой кремлёвской политики дошла до такой степени, что хороший знакомый автора, донской казак Е.В. Косов пессимистически заметил: “Теперь имя казака оказалось настолько запачканным, что ни один приличный человек не захочет даже общаться с тем, кто так себя называет. И, боюсь, если это не навсегда, то очень надолго…”.
А в качестве резюме ко всему вышесказанному я приведу слова координатора Всеказачьего Общественного Центра по Казахстану уральского казака Николая Перепёлкина: «Геноцид казаков не прекращался со времён распада империи, да и до этого царская власть пыталась подчинить казаков, назначить им своих наказных атаманов вместо всенародно избранных на Круге. Просто теперь он приобрёл закамуфлированные формы в виде дискредитации и подмены казаков некими сектами под названием “казачества”».

Александр Дзиковицкий, сопредседатель Координационного Совета Союза Народов России (КС СНР), лидер Всеказачьего Общественного Центра (ВОЦ).
(Данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией КС СНР или ВОЦ)

На фото: социальная пирамида Российской империи. Практически такая же пирамида под уже забывающимся названием «суверенная демократия» выстроена в путинской империи.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...