18 сент. 2020 г.

КАК КАВКАЗСКИЕ ЧЕРКЕСЫ ПОМОГЛИ КАЗАКАМ СТАТЬ КАЗАКАМИ

 Многое может тебе не понравиться: 


Правда-то глазаньки ест!

П.С. Поляков. «Новая песня».

 Представляю, как по прочтении этого материала на меня обрушатся проклятия и обвинения в дурости. Причём, как со стороны ревностных поборников казачьей национальной направленности, так и со стороны нынешних представителей адыгского народа. О так называемых «русских казаках», которые до сих пор всех уверяют, что казаки – это русское воинское сословие, я и вовсе молчу. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь и раз уж я взялся рассказывать «правду, только правду, ничего, кроме правды» о Казачьем Народе, я буду это делать не смотря ни на что. Так что тем читателям, которые не готовы спокойно и без эмоций воспринимать и затем обдумывать необычную информацию, я бы просто посоветовал не читать этот текст и оставаться в душевном спокойствии.
Начинаю с историка М.С. Грушевского: «…Территории вокруг Киева опустели в 12-13 веках, слишком часто разоряемые кочевниками, и были заселены в значительной степени тюркскими военными колонистами…». Киев пришёл в запустение уже в XII веке, когда центр русской жизни стал перемещаться на север вместе с населением, убегающим от степных кочевников за леса.
Но тогда же в Поднепровье начинается новый процесс этногенеза. Остатки полян и северян перемешиваются с многочисленными тюркскими уже полуоседлыми племенами – остатками печенегов, половцами, торками, берендеями. Несомненно участие в этом процессе тех же перечисленных племён, составлявших Черноклобуцкий Союз (чёрные клобуки). Позже в этот плавильный котел добавляются татары, ногаи. Возникает смешанный славяно-тюркский этнос, позже названный украинцами.
Тюркская основа весьма ощутимо чувствуется в нынешних украинцах. Русские историки ещё со времён Российской империи постоянно замалчивали, старались не замечать и не придавать значения мощнейшему присутствию тюркского элемента в истории, языке, культуре, топонимике, в фамилиях и внешнем обличье украинцев.
В украинцах можно выделить несколько элементов:
- довольно слабый древнерусский элемент, ибо, как писал Грушевский, земли нынешней Украины после татарских и половецких погромов были пусты.
- второй элемент – довольно поверхностный и наносной польский.
- третий и главный элемент – родственные тюркский и адыго-черкесский.
Огромое количество слов украинского языка являются тюркско-адыгскими (адыги, касоги, черкесы, кабарда – группа родственных племён, в разной степени перемешавшаяся с тюрками).
Данные антропологии говорят, что современные великороссы – это европейский тип, а украинцы – тюркский, больше азиатский. Чернявость, брахикефальность (короткая, но широкая голова, в отличие от преобладающего в России европейского типа длинной головы), слабая бородка – это типичный признак тюркских народностей в средние века, а по совместительству и украинского народа. (Ранее я уже писал, что древние тюрки были совершеннейшими европеоидами, но с течением времени на их генотип всё большее влияние оказывала генная интервенция китаеоидов, к средним векам изменившая антропологический тип практически всех тюрков в Средней Азии и в меньшей степени в Восточной Европе. – Автор). У европейцев длинная голова, у азиатов – широкая. В целом у русских – 45% светлых глаз, у украинцев – 35%. Ещё более существенна разница в пигментации волос: у русских примерно 35% блондинов, у украинцев – 5% (таблица Дяченко). Констатирует С. Рудницкий: «Поляк, белорус и россиянин антропологически стоят очень близко друг от друга; украинец, в свою очередь, очень отличается от всех своих соседей и, по антропологическому виду, занимает полностью самостоятельное место».
Некоторые историки-исследователи полагают, что казаки ведут своё происхождение от бродников, воевода которых, Плоскиня, после битвы на Калке от имени татаро-монголов вёл переговоры с киевским князем Мстиславом. Другие говорят о возможном происхождении казаков от вассальных киевским князьям племён чёрных клобуков. Третьи – от племени касогов, представителей которых предки осетин называли kasakh, а мингрельцы – kachak. Григорий Грабянка, который ещё в начале XVIII века пытался писать историю запорожских казаков и считал, что они ведут своё происхождение от хазар.
Но, поскольку у сторонников каждой из версий имеется своя доказательная база, более логичным было бы признать, что казачье сообщество составилось изо всех этих изначальных «корешков», тесно переплетшихся и составивших общий ствол. Но несомненно одно – наличие тюркского (скифского) древнейшего этнического корня под всеми этими «корешками», ранее ответвившимися от своей первоосновы.
Позже в уже смешанное тюркско-славянское население территории нынешней Украины вливается мощнейший адыго-черкесский композит (тоже во многом тюркский). Именно этот процесс связан с формированием днепровского козачества в том виде, в котором мы его видим в истории.
Историк Василий Татищев, опиравшийся на массу подлинных исторических документов (сгоревших в 1812 году во время пожара в Москве) считал предками донских казаков кавказских черкесов. Сами тогдашние казаки были согласны с такой точкой зрения. Так, А.И. Ригельман во второй половине XVIII века отмечает тенденцию современных ему казаков вести своё происхождение от горских народов. Впоследствии высказывались догадки тюркского происхождения донских казаков. Впрочем, черкесы Кавказа имели в своём правящем классе именно тюрков.
Самир Хотко, известный специалист по адыгским народностям пишет: «… Монгольские войны привели к тому, что сами черкесы устремились в степь. Особенно привлекательными для них оказались территории современной Украины…». Украинский историк Д.Н. Бантыш-Каменский также придерживался версии черкесского происхождения первых казачьих общин Поднепровья. Начало Запорожскому Войску, по его мнению, положили именно черкесы. «Первые казаки, – писал В.Н. Татищев, – сброд из черкес горских, в княжение Курском в 14 столетии явились, где они слободу Черкасы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли, потом перешли на Днепр и город Черкасы на Днепре построили».
В. Гатцук, украинский исследователь начала XX века, так демонстрирует черкесское происхождение запорожских козаков: «Города Канев, Черкасы, Чигирин основаны и населены касогами, и всё сельское, хуторское поселение по обоим берегам Днепра к югу от Киева состояло тогда из касогов. Касоги-черкесы слились с местным тюркско-славянским населением и образовали, вместе с ними, так называемое украинское племя. От них теперешние украинцы получили те свои особенности, которыя отличают чистый их тип от великороссиян – тёмный цвет волос и глаз. Территория и народ Украины назывались Черкасией вплоть до времен Екатерины II. Различие между терминами «черкес» и «черкас» совершенно условное. Форма «черкес» вытеснила форму «черкас» лишь в XIX веке, а до этого адыгов, в большинстве случаев, называли именно черкасами. И только во времена царствования императора Александра 1-го, когда кавказские черкесы, не пожелавшие добровольно покориться, были объявлены «врагами России», официальные бумаги перестали называть малороссиян «черкасами».
Автор XVIII века А.И. Ригельман, анализируя этноним «черкас» по отношению к украинцам, отмечал: «… а если вести им (украинцам) имя особое, то следовало б называться черкесами, по пришедшим потомкам в Украину из Черкасской Кабарды черкасам, которые, смешавшись с украинцами вообще, проименовались тем именем, коим и доныне ещё именуются. Притом доказывает и то, что сходство лица, одежда и несколько жительство, обычай и во многом обряды, равные с черкесами имеют».
Появление черкесов на Украине Ригельман относит к XIV веку, когда ими и был основан город Черкассы: «в XIV столетии, когда черкесы в здешние места из Кабарды пришли властью татар, собравши множество сброда, слободы населили и воровством промышляли, но для многих на них жалоб татарским баскаком на Днепр переведены и город Черкасы они построили, который доныне на том же месте и тем же званием именуется, состоящий на правой стороне реки оной, ниже города Канева, почему все казачество и вся Малороссия потом черкасами проименовались,…».
Говоря об украино-черкесских связях, Ригельман опирался не только на исторические летописные свидетельства о переселении черкесов в Поднепровье, он подчеркивал сходство этнонимии, материальной культуры, антропологического типа и обычаев. Ригельман основывался в том числе и на собственных наблюдениях, поскольку бывал на Северном Кавказе и был знаком с культурой и бытом черкесов.
Пребывание этнических черкесов в Украине отразилось на генотипе украинской нации. На сходство внешнего облика украинцев и черкесов обратил внимание такой крупный этнограф как Аф. Шафонский, составивший в 1786 году фундаментальное описание украинцев: «Нынешние горские черкесы по наружному виду лица, одеянию и по всем ухваткам, по сей день весьма на жителей, в низовых местах Днепра живущих, и особливо на бывших запорожских казаков похожи, которые и вообще все малороссияне, изстари черкесами называются. Но черты значительного сходства в антропологическом и этнографическом облике украинцев и черкесов не являются следствием только ассимиляции последних в ХIII–ХVIII веках, но являются также следствием наличия ещё более древнего тюркского населения данной территории», – писал Шафонский.
Шафонский отметил также сходство одежды и головных уборов украинцев и черкесов, а также остатки дольменной культуры в Южной Украине, памятники которой непосредственно связаны с дольменными скоплениями Западного Кавказа.
Центром днепровской Черкасии была Запорожская Сечь на острове Хортица. Показательно, что топоним Хортица имеет вполне адекватное адыгское значение. Хортица является лишь легким искажением от хъуртыс (хуртис) – «место, где собираются мужчины», где хъур – «мужчина», а т1ыс – «садись». Слово «сечь» восходит к адыгскому «сэ» – «нож», «резать»; отсюда и общее для украинского, русского и польского значение «сечь», а также шашка (от «сэшхо» – «большой нож»). «Порог» – общее понятие для украинского, русского, и польского (prog). В адыгском пэрыох (пэрыохъу) означает «препятствие» и, видимо, изначально это понятие имело отношение к рельефу местности, поскольку старое адыгское жилище порога не имело. Едва ли не базисное понятие украинской жизни – «хутор». Здесь также очевидно влияние как адыгского языка, так и адыгского образа жизни и поселения.
Украинская хата (тюркское слово) строится из самана (тюркское слово – это смесь глины, навоза и соломы) уже по одному этому видно, откуда взята эта технология. Огораживают хату тыном (тюркское слово). Украшают хату кылымом (тюркское слово). Носят украинские мужчины тюркские шаровары, тюркские широкие пояса и папахи. Украинские женщины носят плахту (тюркизм) и тюркское намысто. Войско у украинцев – козаки, которые выглядят точно так же, как тюрки-печенеги, (как, кстати, и знаменитый князь Святослав, разбивший Хазарию). Впоследствии так же выглядели половцы и черкесы: оставленный невыбритым на затылке клок волос, как признак принадлежности к тюркскому военному сословию, в ухе тюркская серьга (означавшая какой ты сын в семье, если единственный то тебя берегли). Козаки состоят в составе коша (тюркизм). Символ коша – бунчук (тюркизм). Украинское хай «пусть» (например, хай живе незалежна Украина) имеет отношение к кабардинскому хъэй «хотеть». Гайдамаки – правобережные ватаги разбойников, от тюркского гайде-мак – смутьянить.
Куркуль, кавун, кош, килим, бугай, майдан, казан, кобза, лелека, гаманець, секира, бунчук, чумак, кохана, кут, домра, тын, кат, хата, хутор, ненька, тату, рух, сурма и много чего другого – всё это тюркские слова. В украинском языке более 4.000 тюркских по происхождению слов!
Украинский эпос. Любимый персонаж – казак Мамай.
Украинские фамилии.
Окончание «ко» имеет в адыгском языке значение «сын» (кьо), то есть в Украине фамилии формировались точно так же, как в Московии, только в России «сын Петров», но слово «сын» отпало и остался просто «Петров». В Украине, как, например, в Болгарии или Чехии, говорили: « Петрен сын», то есть получалось «Петрен-ко» (по-тюрски, по-адыгски «сын Петра»). Те же тюркские корни имеют фамилии, оканчивающиеся на «-юк», «-ук», (тюркские – Гаюк, Таюк, Кучук; украинские – Кравчук, Мыколайчук).
Кроме того, ряд украинских фамилий остались абсолютно тюркскими – Бучма, Кучма (по-тюркски – высокая островерхая шапка).
Такая распространенная украинская фамилия как Шевченко имеет адыгское происхождение, появилась она в то время, когда в днепровской Черкасии появились племена касогов и черкесов. Фамилия эта восходит к слову «шэуджэн», которым адыги обозначали своих христианских священников. Под натиском ислама шеуджены эмигрировали с частью черкесов на Украину. Их потомки, естественно, назывались «шэвджэн-ко», «шевченко». Другая распространённая фамилия – Шевчук – восходит к адыгской фамилии «Шевцук». Мазепа – черкесская фамилия, точно в таком же виде существует и на Кавказе. Перспективна в плане адыгской этимологии фамилия «Бута». Эта фамилия живёт в Украине в виде Бутко, Бутейко, Бутенко. Полностью черкесским композитом является украинская фамилия Чичко, которая в том же виде употребляется и в Адыгее. Украинские фамилии Ананка, Онышко, Опрышко, представляют собой абхазо-черкесский композит. Представляет интерес кабардинская фамилия Гоголев, фактически Гоголь. Эта фамилия представляет собой чисто адыгский композит.
А вот «типично славянские» названия населённых пунктов центральной и западной Украины? Кагарлык, Дымер, Буча, Узин (Киевская область), Умань, Корсунь, Кут, Чигирин, Черкассы (Черкасская область), Бучач (Тернопольская область), Турка, Самбор, Буск (Львовская область), Бахмач, Ичня (Черниговская область), Бурштын, Куты, Калуш (Ивано-Франковская область), Хуст (Прикарпатская область), Турийск (Волынская область, Ахтырка, Бурынь (Сумская область), Ромодан (Полтавская область). Названия сёл Абазовка, Обезовка на Полтавщине происходят от черкесского прозвища «Абаза». И ещё огромное число населённых пунктов.
Однако при всём том, хотел бы предупредить читателей от поспешных выводов о решающем черкесском этническом влиянии на формирование Казачьего Народа. Нет, даже хорошо организованные и пассионарные пришельцы никак не могли численно преобладать над жившим здесь постоянным населением. Это даже не требует доказательств. Основной этнический компонент запорожских черкасов – это тюрки, о чём свидетельствует 4.000 тюркских слов украинского языка. А черкесы-полутюрки (четвертьтюрки или иначе, неважно), явились организующим началом в дезорганизованное и распылённое после падения Золотой Орды местное население.
* * *
Известны старые связи между казаками днепровскими и донскими. Причём, многие исследователи утверждают, что для Дона Днепр долгое время был «старшим братом», указывая, в частности на то, что одна из старейших донских станиц называлась Черкасской (позднее, при основании Новочеркасской, прежняя стала называться Старочеркасской). Интернет даёт возможность увидеть воочию многочисленные фотографии, сделанные на Дону, которые показывают, что и дома, и храмы, если построены по традиционным казачьим образцам, и старые портреты донских атаманов, и многое другое, всё указывает на то, что донские культура, искусство и жизнь в старые времена развивались под значительным влиянием украинских козацких (черкасских) культуры, искусства и жизни.
Интересно посмотреть на портреты донской старши́ны XVII-XVIII веков: и внешний вид многих атаманов, и их одежда, и символы власти – булава в руках, вполне тождественны тогдашним изображениям украинской казацкой старши́ны Гетманщины и Запорожья.
Но ещё более выразительным свидетельством является архитектура донских храмов. Первым на Дону каменным собором стал Воскресенский военный собор в былой столице Донского края станице Черкасской. Построен он в конце XVII – начале XVIII-го веков. В то время, когда в Гетманщине каменные храмы строились десятками, поэтому и не удивительно, что первый донской каменный храм был построен по их образцам. Находился главный храм донских казаков на центральной площади города, которая, как и на козацкой Украине, называлась Майданом, и где собирался казачий совет – Круг.
Вот как описывают этот собор учёные: «Воскресенский военный собор – это крестообразный двухэтажный девятиглавый храм. Он возведён в стиле украинского барокко неизвестными мастерами, знакомыми с тогдашней архитектурной традицией казацкой Гетманщины». По образцу донского собора в Черкасске были возведены другие выдающиеся памятники стиля украинского барокко – каменная Спасо-Преображенская церковь в Больших Сорочинцах и Успенская церковь в селе Дубовка на Волге, и деревянный Троицкий собор в Новомосковске.
В конце XVIII-го века имперская власть, разрушив казацкий строй Гетманщины и Запорожья, пыталась лишить и памятники казацкой архитектуры её характерных черт. Именно тогда были изменены главы Воскресенского собора – им попытались придать шаровидные формы, чтобы таким образом они напоминали церковные маковки московских церквей, которые, в свою очередь, взяли свой вид от золотоордынских мусульманских храмов. Но, несмотря на все имперские реконструкции, Воскресенский собор в Черкасске сохранил надолго свою выразительную украинскую суть. До 1805 года собор оставался величайшей святыней Донского Казачьего Войска. Только с переносом донской столицы в Новочеркасск, Воскресенский собор перестал считаться духовным центром жизни Дона.

Александр Дзиковицкий.

(Данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией ВОЦ)

На картинке: генеалогическое древо Казачьего Народа, показывающее родство запорожских, донских и ответвившихся от них иных казаков.
Александр Доманович.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...