13 мая 2019 г.

Ленин – Деникин, или еще раз: что делать

Виктор Шлапак - писатель

«Что делать …»  сразу признаемся, этот вопрос  приманка, наживка для читателя, который, разумеется (дожили – таки), все знает; да, но наживка, на которую он должен клюнуть, чтобы прочитать до конца статью, чтобы….
 – А неужели есть, осталось еще что-либо, что-то новое под луной? – может спросить читатель. И будет прав.
Нет и быть не может потому, что его просто нет нигде, никогда, везде и всегда, кроме разве что зависшего вопроса – наживки, затравки, крючка, который уже надел, заглотнул читатель, и не надо нервничать, а напротив, надо успокоиться и даже обрадоваться, ибо вы заглотнули его для вашей и всеобщей пользы.
Итак, так все-таки, что же следует за этим «… делать….»?
Чтобы еще раз завлечь читателя, растерять его среди его же самонадеяностей, любовей, сайтов, доходов, должностей, званий, премий, реклам, шоу, партий, чтобы… выбить, привлечь хотя бы на мгновение его внимание, чтобы … дойти если и не до сути, то хотя бы до конца статьи.
И здесь надо еще раз честно признаться, предупредить, а возможно, успокоить, что сей ответ читателю так же известен, даже больше – он не раз открещивался от него, дескать, мол, хватит, гуд бай …
– Ура! – слышу облегченный вздох чуть было не скомплесованного, упакованного читателя – так в этом случае можно и не читать статью, особенно до конца, и зачем – ведь что получается: читай не читай так ничего, нигде не изменится, никогда и везде.
Увы, и это правда, это так и есть, уважаемый читатель, и теперь ты загнан в угол, – почти в безвыходное положение, и, слава богу, ведь только в этом случае, получив в лоб, дых, дух, человек приходит в себя, к себе и начинает трепыхаться и ногами, и руками, и головой – мозгой. И тут уже, хочешь не хочешь, а придется плестись, то бишь дочитывать до конца, чтобы узнать, а что же последует вместо этих трех точек, после этого зависшего вопроса? Неужели это тупик? Так было раньше, да, существовали тупики, требовалось даже бить в колокол, потом из искры высекать пламя, чтобы….
Но сейчас? И может ли вообще существовать тупик для всевсезнающего читателя? Абсурд. Но все-таки они существуют – в реальности и налицо древние новые войны, древние новые нищие, троянские кони приватизаций, инвестиций. Абсурд? Увы, место его обитания – голова.
И что же получается сейчас – новая реальность тупиков – тупики абсурда, место проживания которого стала не только голова, но уже и сама реальность (парниковый эффект, энциклопедии матерщины – лайлывых слов).
А, каково? А каков же выход из всего этого?
А выход только один, добрый, старый и вечно молодой выход – путь познания.
Вот и отправимся в этот путь, а этот путь познания начинается как всегда с этакого раздемократического, архисвободного, разумеется, запрета на всех экранах, страницах, всех видов и невидов СМИ, всех видов и невидов партий, кланов, клонов, запрета, даже намек на древо познания, не говоря о срывании с него плодов…
А мы не будем срывать, мы лучше заглянем в корень всего этого вместе взятого, и этот корень на современном языке называется геном. Это и точнее, и, возможно, поэтому, страшнее.
Итак, путь познания начинается с истока, а исток жизни – генный уровень развития природы и человека, как неотъемлемой и составной части той же природы.
Заметим, что в статье не рассматриваются специфические проблемы наук о природе (география, зоология, генетика, арифметика и прочие), а их некоторые законы, особенности используются для изучения наук о человеке (история, экономика, психология, философия, литературоведение и прочие) т.е. возможно впервые осуществляется и показывается их единство. Наверно, человечество и заходит в тупики своего развития не потому, что эти тупики существуют, а потому, что человек получает узкое развитие (слесарь, пекарь, политик ...) и как говорится, из-за дерева этой специализации не видно леса, т.е. жизни – этого ничем никогда нигде не разделено единства природы и человека. Пастернак пишет о таком единстве: «… нельзя дорогу перейти, не топча мирозданья».
Итак, генный уровень – это основы основ жизни, начало развития, сохранение и существование ее в ее же видимых ипостасях природы и в ней – человека, в своем самоусовершенствовании, дотянувшегося до современного состояния, пройдя путь проб и ошибок, которым нет числа, но изжитых в беспощадной критике, т.е. отрицания их, вплоть доходя даже до отрицания отрицания, чтобы найти единственно верное решение, сохраняющее это все целое в формах и сутях форм и сутей – живое, живым в живом.
Эта мысль лежит не только на поверхности истории земли – природы (матушки), но и на поверхности истории человека, от, скажем, колец в его ноздрях и ушах до смены им очередной марки автомобиля. Между этими вещами лежит пару тысячелетий, но от перемены мест слагаемых сумма, как известно, не изменяется, да и суть, к сожалению, то ж …
К этому примеру (истории) мы еще вернемся, а точнее, к нему нас вернет наша жизнь, то бишь – ген, один из его законов, так и не набравший нужное количество голосов в парламенте, а ведь не принят закон, необходимый для выживания самого гена, что приведет и приводит к разрушению основ, в том числе и тех (неприкасаемых-недоторкаемых), кто голосовал против… или за…
Но это только цветочки, ягодки ждут нас впереди – ведь чем дальше в лес, тем больше дров.
Так вот, дальше мы замечаем, что вышеизложенное разнообразие, непохожесть, единоначалие, неприкасаемость, независимость одних сталкивается с точно такими же претензиями, требованиями других, между которыми и возникают, нет, не трения, ссоры, диспуты, а борьба, так как в результате ее более болтливые формы, надутые не сходят с арены, а гибнут, исчезают даже как вид, класс. Посмотрим на различие географии, зоологии, исторические карты, схемы, изменение во времени видов, классов, полученных в результате борьбы за выживание и поймем, зарубим где угодно, что эта борьба и есть суть гена, залегшая в нем памятью, страхом, силой, действием и т.д., что и есть основой живого, а поэтому и есть первой и последней истиной, правдой, сутью, притом, единственной, что потом будет соответствовать в человеческом обществе –  мысли, способной отражать вышедоказанную суть, и только, а все остальное –  ложь, ведущая к уничтожению всего...
А нельзя ли как-то этак избежать этого пути борьбы, снять стресс,  забалдеть ее, оттянуться по полной программе, изъять из учебника, из путей познания, и, скажем, вместо нее на всех полосках, полосах, экранах, страницах книг, газет запустить этакое шоу-топ: «Ла-ла-ла», «Свобода слова», «Открытая приватизация», «Энциклопедия тайн», даже извлечь из словаря это слово, заменив его, этаким шоу-словом, типа: либерализм, демократия, народный т.е. низвести всех и вся до уровня одноклеточного состояния: правые, голубые, партейцы, приватизационные, рыночные, инвестиции, ассоциации, то бишь привести к одному одноклеточному знаменателю – песку, но не в пачке сахара, а к песку Марса, как образцу планеты, типа Земля, со всей его былой роскошью империй, их светских таких и связей, неприкасаемостей различного рода систем, родов царей, царей ЦК, царей Президентов и прочих МВФ, НДС, ВИЧ, НАТО, ОО … О боже мой.
Увы и ах, хоть верть круть, хоть круть верть, а она (борьба) все-таки вертится, существует, борется за каждую пядь еще земли, за каждый ее глоток, за каждую еще, но уже последнюю мысль. Но где же выход? Выход, чтобы выжить, жить – выход, был найден – сформирован, узаконен, залег в скрижали гена. Какой же? Это – мера, мера во всем: мера роста, мера потребления, мера накопления, мера желаний, мера власти, мера, мера и еще раз мера. Пожалуйста, греби – не хочу, бери сколько хочешь, но нарушил меру и получай: из динозавров в мышку, а в человеческом обществе, на каждую инквизицию, тирана – своя эпоха Просвещения, оттепели, на каждого Наполеона будет  ему Бородино…
Увы, еще раз повторим и запомним: мера – мера всех вещей и явлений, мера – во всем, и это железный закон природы, в человеческом обществе он называется – равноправие.
И овцы целы и волки сыты – так выражена эта мудрость в пословицах и поговорках.
Загляни на расчетный счет даже царя зверей – ничего лишнего, ведь и ему понятно – себе дороже, т.е. природа нарушение меры не прощает никому, нигде и никогда – ни одной лжи, и нечего говорить о полумерах, каких-то переходных периодах: даешь меру – равноправие и ни в зуб ногой. Ну не звери, а какие-то люди будущего, коммунистического завтра. Посмотрим  хотя бы на голодного царя зверей – одно загляденье; в глазах – апрельские тезисы, не голова – а дом советов, и без охраны, без двойников, без личного самолета, а все сам – и все для бюджета своей страны, и только, ни тебе Багамы, ни Швейцарские банки, ни-ни.
А теперь взглянем с тех же (генных) позиций на человека и его общество.
После рождения общая установка на все времена: без мамы ни на шаг… А вообще – не на что смотреть: ни тебе клыков, ни рогов, ни копыт – одно название – ни убежать, ни догнать, ни забодать, так, только в пешем строю, а руки – ни взять ни дать, короче – коротки. Что за чудо? Увы, тем же путем проб и ошибок (эволюция, а не мутация: читай – приватизация мозгов). И вот на тебе – венец природы, красота вселенной, а по форме – мера всех видов клыков, рогов, лап. И по содержанию – квинтэссенция всех усилий всех взрывов, катастроф, крушений, падения, циклонов, эволюций на протяжении тысяча тысяч тысячелетий – мозг, саморегулирующийся, самосохраняющийся орган, с точки зрения кролика-алкоголика абсолютно бесполезная и вредная штуковина, которую надо постоянно отключать, заливать, зашоуоривать, забалдевать, засексуаливать, заолигархивать, запартийнивать, за, за, чтобы он не выполнил одну единственную функцию, зачем сам он был и создан – срывать с дерева познания эти проклятые яблочки, в которых, притом в каждом, содержатся эти проклятые вопросы: кто же виноват и что же делать после этого и с этими как виновными, так и безвинными, что делать – главное с этим процессом познания. Ведь главное и самое смешное и пренеприятное, что весь этот сыр бор с определением виновных и определением действий, открывает, что в этом во всем виноват никто другой, как ты сам, т.е. весь этот процесс познания, срывания, заключается в оценке как себя, так и других как в настоящем, так и в прошлом, которого только кажется, что нет, а на самом деле прошлое – это и есть самое что ни на есть настоящее, даже напротив, если прошлого нет в настоящем (при травлении, вытравливании, забывании его), то может случится, это же надо, что и самого настоящего может не оказаться, но которое сразу появляется, только стоит сорвать хотя бы одно яблочко (увы, с двумя проклятыми вопросами) с этого самого древа познания. А срывать надо, и чем пораньше, тем лучше, оказывается, для тебя же самого, ведь познание – это еще и исправление ошибок и прошлого, потому что, если ты эти самые ошибки не познаешь, то настоящее с онными просто перестает существовать, вплоть до самой природы, очевидно, сама решившая исправить свою ошибку. Вместо него определенного, родорождающего, вдруг превратившегося просто в такое нечто либерпостмодернистское, решившее, что оно может жить ничего не познавая, не исправляя, не помня, нет, так не бывает, так не может быть и так – не будет. А если будет, то это возможно при одном старом и вечно новом, молодом условии – познании самого себя и окружающих, и даже познания самого процесса познания, чтобы сохранить не только себя как род, вид, и своих братьев меньших, но и самою жизнь. А? Каково?
Да ну ладно, неужели есть и могут быть примеры такому генному совершенству, да и когда – ты еще в проекте, не успел родиться, а уже национализирован, приватизирован, партизирован, бомжирован, бизнесменолизирован и, разумеется, проституицизирован в результате обработки всех видов, мастей и форм шоу, шоу и еще раз шоу – ну просто обречен стать звездой, тут уже не до знаний, поиска путей к знаниям….
Ладно, пусть это все относится к остаточным странам, народам из хат, избушек, хижин, юрт, вигвамов, а как в странах «Золотого миллиарда», где все схвачено, все о’кей, все выкручено, выжато, высосано из вышеупомянутых… А может, и поделом – сами виноваты. И что же остается делать в этом случае, а ничего не остается, как дочитывать до конца статью, чтобы … – но не будем торопиться, вот и вернемся к заявленной теме.
Итак, однажды на Земле родился такой человек как Деникин и такой же человек как Ульянов, Петров, Иванов и т.д. и т.п. Чем они стали заниматься, кем стали? Иванов стал пахарем, Петров – слесарем, Деникин – генералом, Ульянов – юристом, философом.
Стоп, стоп, а куда подевался человек, неужели от него остались одни рожки да ножки, рабы, рабы своих страстей – слесарь, пекарь, генерал, юрист, президент, депутат. Что же получается: неужели усилия природы по продолжению и увековечиванию своей жизни в человеке оказались напрасными, едва появившись на свет, он сам начинает уничтожать ее в себе и, понятно – себя, т.е. самое жизнь.
Увы, история человечества – лучшее этому доказательство, и получается, не история развития жизни природы и жизни человека, а история уничтожения жизни природы и жизни человека. Кем же? Неужели ее высшим творением, созданием, венцом, чудом, т.е. самим человеком самого себя.
Увы и ах. Но тогда почему же, же, же, черт бы его побрал (уже, кажется, берет)?
Ведь и в природе до появления человека не все было в порядке, в смысле форм и сути, их разнообразия, соответствия. Но эволюция шла своим путем и выживали, т.е. формы, которые сумели понять, подавить свои разыгравшиеся аппетиты – вот и вся истина выживания: соблюдай меру своих форм, как и другие. А все те, кто пережирал, перевластвовал, пересиживал – исчезли, типа, тираны всех мастей и категорий, т.е. они не подчинились истине, самой сути – равноправие вся и всех форм, что приводило все и всех к гармонии, но не личной, для себя, в себе, а к гармонии вся и всех в равноправии, т.к. это совершить возможно только с другими и для других, в том числе и разумеется тебя с ними, и их – с тобой. Но как он это может сделать, если он только слесарь, пахарь, генерал… Так что же делать, как быть? История хранит немного примеров сотворения ее не только слесарем-царем, но и людьми, даже имея статус официально-паспортный – раба. Для пущей важности момента рассмотрим пример. Жил-был у хозяина-философа раб Эзоп, явно не блиставший своей внешностью. Собрались однажды друзья-философы хозяина отдохнуть, оттянуться. Изрядно набравшись, задумали они посетить баньку и, чтобы зря не ходить, хозяин позвал Эзопа и наказывает: – Сходи-ка ты, этакая образина, в баньку, посмотри, много ли там людей, чтобы нам почем зря не мотаться и не отрываться от философских бесед.
Очевидно, только оскорбляя и уничтожая Эзопа, хозяин чувствовал свое превосходство как философа, что, как мы поймем ниже, далеко не одно и тоже, а точнее – совсем наоборот.
Эзоп вернулся и сообщил, что в бане людей он не заметил. Каково же было их удивление, когда они увидели, что баня полна народу. Разгневанные, они вернулись домой, и хозяин потребовал у Эзопа объяснений.
Оказывается, Эзоп заметил, как народ, валивший в баню, бился – кто падал, кто спотыкался, – о камень, лежащий на дороге, но в толпе не нашлось ни одного человека, который бы догадался убрать камень…
И хочется или не хочется, а придется открывать и признавать железный закон сохранения жизни на земле, т.е. жизни природы и человека: кем бы человек не стал (философ, раб, банщик, президент), он должен оставаться всегда и везде человеком, и главное – не только по форме, но и по сути. Увы, чем дальше в лес первых вопросов и ответов, тем больше дров – ответов и вопросов вторых, третьих … десятых, которые возникают сразу же после получения ответов и вопросов на первые­–десятые… и так до бесконечности, то бишь до ихних дней, до наших и последующих…
Так как же человеку жить, чтобы оставаться этим самым человеком, и по форме и по сути – и с чем все это едят?
Если по форме еще как-то понятно, она лежит, торчит, бегает на поверхности, то как определить и назвать суть, которой должен подчиняться каждый человек и человечество в целом, подчинять не только мысли, надежды, устремления, но и соответственно им каждое движение, поступки – ведь если что-то ты сделаешь не так и оторвешься, отойдешь от истины – сути, так это не то что смерти подобно, а это уже смерть и не только конкретного человека, а конкретной реки, села, города, потом – земли, и естественно – человечества. И если вспомнить глобальные события – катастрофы последних двух-трех лет, то мы почувствуем ее дыхание, – дыхание бездуховности и на природе, и на человечестве.
И опять-таки, чтобы найти ответ на возникающие вопросы-ответы-вопросы, мы обратимся к конкретным примерам, т.е. к истории жизни и природы, и к истории жизни человечества.
И что же мы замечаем, что, если в начале своей истории, человек еще рождался человеком, то потом он отдаляется от своей сути, и это история не только отдельного человека, но и история самой истории его, этого отрыва, забалдежа, гаплыка, капута, хенде-хоха, полнейшего о’кея, финиша, наконец, конца, то бишь последнего орга…
А что же было вначале? А вначале было тоже: полет хаоса, бизнес-борьба, рыночное мычание, рога и копыта, танцы - шманцы гала - поп -хиты попсы и вождей, кланов вокруг кресел, бабок и баб.
И вдруг на фоне этой пещерной вакханалии появилась первая линия рисунка, из мычания выкристаллизовывался первый целенаправленный звук-слог-рисунок… И это были первые шаги от видимого внешне человека-зверя к Человеку, это были первые шаги познания, когда он сам в изумлении застывал перед своим же творением.
Да, мало родиться человеком, им еще надо стать, когда ты сам и только сам – каждый, родишь в муках познания первое слово – мысль, отражающее суть жизни и природы, и тебя, и человечества, т.е. его истории. И история запечатлела этапы такого развития, лучшие достижения которого назвали цивилизацией. Каждый из этапов получил свое определение: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный и т.д.
Высшим достижением развития этих трех этапов является расцвет Древней Греции, особенно в эпоху Перикла. Почему? Да потому, что он любил беседовать  с философами…
Увы и ах, эта уже осуществленная мечта, идеал жизни природы и человека был разрушен, уничтожен и предан забвению. Кем же? Неужели волками, гиенами, ехиднами? Нет. Тогда кем же? Человеком! Да не может быть?!
Не только не может не быть, а случалось и не один раз и не два и до и после, и всегда, и увы везде и сей час…
Тогда, что же это за люди и как они называются.
Имя им – варвары, т.е. те же люди, внешне, но внутренне остановившиеся на пещерном уровне шоу-развития, т.е. они умеют говорить, но не мыслить, так как говорить – это уже стал самый простой способ выживания, говорить – это простое повторение слов, любых, в том числе и философских, смысл которых они не понимают, и в соответствии с этим (пещерой) они и видят, и действуют. Совершенные формы, созданные другими, они разрушают, так как считают себя выше прошлого и окружающего, а прошлое для них не существует вообще, короче, полный постмодернизм – самый передовой (пещерный) метод варварства – уже современного.
В соответствии с этим они так же и действуют, по указанию сверху, потому что это их способ выживания, короче – бизнес, конкурентоспособность, взаимоуничтожение.
Этот конкретный пример и его суть движения цивилизации, отражающий путь человека к себе, повторим, нашедший полное отражение и выражение в эпоху существования Древней Греции.
Тогда спрашивается: почему же зло победило добро, невежество (варвар) – разум???
Итак, мы замечаем, как нашла, наехала коса на камень, коса развития человека на камень природы.
Результат печальный: гибнет и природа, и человек. Но в этой гибели, мы понимаем, природа не виновна, она сделала свое дело – выдала на гора свое совершенство, чтобы это совершенство – идеал не губил ее, а продолжал жизнь жизни и самого человека.
И вдруг на тебе, это якобы совершенство губит и природу, и самое себя. Значит, человек что-то делает не так, ведь в природе зло всегда наказуемо, побеждает всегда добро, а в человеческом обществе почему-то все происходит наоборот.
Почему? Да потому, что человек не следует к целям своего генотипа: к познанию, а от познания – к действию в строгом соответствии с познанием. И это общий путь от стадного человека, человека толпы к философу. Увы, здесь ошибок не избежать, и дело не в ошибках, они на то и существуют, чтобы их исправлять. Но когда убивают философа, сжигают книги – к власти приходят варвары, а это уже не ошибки, это уже преступление, за которое следует наказание виновных, и наказывать следует до полного вырождения, исчезновения всех и всего.
Да, история человечества – это движение человека к себе, но не просто движение, а по законам борьбы за элементарное выживание, но как человека; человек как зверь в этой борьбе вырождается.
Остановим на мгновение занесенную руку варвара и спросим себя и историю: почему он убивает ни в чем не виновного человека, сидящего на песке, решающего очередную задачу или задающего себе и другим вопросы.
Увы, вот типичная картина всей до сих пор протекшей истории, дошедшей до нас всего лишь в некой технико-экономической интерпретации, но ни на йоту не изменившейся в своей сути.
Мы не называем страны, эпохи, людей, чтобы не отвлекаться от темы, мы исследуем суть явлений, спрашиваем – задаем вопросы, чтобы докопаться до корней – причин.
   А есть ли подобные явления в природе? Нет и быть не может. Тогда откуда они взялись в человеческом обществе, ведь его жизнь – это зеркальное отражение той же жизни природы? Или почти? А есть ли в природе общества? Да, это стаи, ею руководит вожак, самая сильная на сей час особь, но от этого руководства он ничего не имеет, кроме головной боли, а трудится не покладая клыков, лап, ног, а рядом – все остальные другие, выполняющие свои функции в меру сил каждого. Регулятором отношений в стае, их законом, разумом, историей есть сила. И это высшая справедливость, помогающая выживать энергичным, подвижным и т.п., а все раскормленное, громоздкое, прожорливое, мстительное, накопившееся – гибнет.
И вот чудо творения природы – человек. Основа этого чуда – мозг. Но до первого произнесенного слова – это та же природа, один к одному. Но стал выживать в беспощадной борьбе с другими видами. Благодаря чему? Да, благодаря мозгу, но не его простому наличию, а благодаря осуществлению его главной функции, основой которой есть процесс познания, т.е. не только приспособление к миру, но и приспособление мира к себе. Этот процесс познания и составляет суть разума, рождаемого в элементарной обработке материала, в усилиях по преодолению его сопротивления, что и запечатлено в материальных и духовных образцах культуры, всегда выступающей своим совершенством труда против стада – инстинкта-тунеядца и именно поэтому растаптываемое, уничтожаемое им под любыми предлогами, соусами, законами, конституциями, должностями, премиями т.п.
Итак, разум превратился в слово и действие, но только соответствующее познанному, чего мы к сожалению, не имеем сейчас на уровнях власти, демонстрирующей и призывающей к тишайшему и нижайшему уровню познания – либерализм, консерватизм, и пр. демократия для самой власти, т.е. для немногих.
Итак, человек нашел, открыл силу, которая равна силе самой природы – разум. Подчеркнем еще и еще раз: разумом природы, помогающей ей выживать, является сила, а силой человека, которая помогает выжить ему, является разум, но который не появляется с рождением человека, а создается самим человеком, в тяжком процессе познания им и природы, и самого себя.
Вот общие философские тенденции жизни и жизни человека, выраженных в слове, а в самой жизни они выражены в вечном вопросе: что же делать дальше с этим всем (познанием, опытом, ошибками и т.п.), но делать так, чтобы выжить.
Представим самую первую картину битвы человекообразного существа за жизнь, взявшего в отчаянии камень в лапу и бросившего его, и первый восторг от увиденного результата, первый крик, запечатленный в мозгу, чтобы быть повторенным, запомнившимся, усовершенствованным и в камне, и в звуке, и в стае…
Не забудем, да, разум – это слово, рожденное в индивидуальном мозгу конкретной особи, но не только для себя (…………………………), а и для соседа, так как он – оно появляется и является результат совместного усилия – борьбы таких же участников стаи, которые в таких же совместных действиях помогли родиться этому крику, слову-разуму, чтобы выжить и этой особи, и этой особи стае. И, следовательно, не существует этого всего один без другого, вне другого, а только вместе и для всех.
Да, человек становится человеком, когда он познает мир (постоянно и всегда) и себя (постоянно и всегда), но этот процесс познания, т.е. очеловечивания осуществляется не один на один с собой и только для себя (р/с, Багамы, телки-козлы, кайфы и пр.) , а только в стае и только для нее, во имя ее. В противном случае, повторим, он становится говорящим, даже не зверем, а варваром, т.е. особью, пилящий сук на котором сидит он и рукоплещущая, избравшая его стая. От стаи к человеку, от человека к обществу – один шаг познания, шаг от вопроса к ответу, от ответа к вопросам…
В противоположном случае не надо делать ни одного шага, не надо произносить слова, о чем  свидетельствуют ВИЧИ, СПИДЫ, СПРУТы, кланы, партии, списки, заказы и т.д. и т.п.
Увы и ах, эти противоречивые законы не открывают правду о законах противоречия природы и человека как его части целого, а скрывают ее, т.е. разрушают, оставляя человека на варварской ступени развития, ведь только человек познающий может обуздать свои инстинкты, чтобы выжить самому и через себя – природе, которая и создает его в своем стремлении к совершенству. Какому? Чтобы ответить на этот вопрос, а если и не ответить, то хотя бы задуматься, вернемся к нашей вечной, символичной, типичной картине: занесенный меч в руке варвара над головой философа, вернемся, чтобы на мгновение остановить руку.
Как получилось, что человек к этому пришел, ведь его цель как раз обратная: от варварства к философии.
По мере накопления знаний человек создает организацию, которая надежно защищает его от столкновения с грозными силами природы. Эта организация называется государством. Живи себе, радуйся, твори. Ан нет! Дело в том, что человек (разум) остается один на один с природой, но уже в себе и это противостояние и составит суть нового, не свойственного природе конфликта, конфликта разума и инстинкта, повторим конфликта не между природой и человеком. С одной стороны – знание законов природы, общества, требующие равенства всех со всеми, с другой – рождение нового человека, который оказывается, каждый раз, как и тысячи тысяч лет и назад, и вперед зверем, а к своему человеческому облику должен еще прийти, пройдя в себе все этапы истории человечества:  стая – вожак – общество – человек.
Разумеется, уже через систему образования, образов, и каждый конкретно, но в обществе. Не забудем, что родившийся человек застает и человека, и общество на определенном уровне развития. Как же человеку стать человеком, как пробиться к своей сути, если из десятитысячной историй своего цивилизованного существования на годы мира приходится всего около трехсот лет. Притом, все свои усилия он почему-то направлял не на борьбу с природой, а на эту же самую борьбу, но против самого себя, т.е. себе подобных. В этом есть что-то неестественное, внеприродное, нелогичное.  Ведь логика – это конфликт человека (разум) и природы, а не конфликт человека с человеком, конфликт, который только внешне напоминает конфликт с природой. Думается, что здесь мы сталкиваемся с подменой понятий, историй и в жизни, и на бумаге. Так где и в чем же зарыта суть?
Итак, вспомним, суть борьбы человека с природой заключается в элементарном завоевании места под солнцем, притом, не уничтожая, поедая все и всех, а приспосабливаясь, потребляя, но без излишеств (прибыли), т.е. достигая полного равноправия как силы, так и покорности, быстроты и т.д. и т.п. Итак, мера – равноправие – цель творчества природы, высшим результатом, вершиной ее творения, образцом и есть человек, меры всех вещей, которая и должны быть в каждом конкретном человеке и в обществе. Но что получается у этого совершенного творения природы7 Путь от инстинкта к разуму это и есть история человека и человеческого общества, что, увы, не одно и тоже.
В этой истории мы замечаем как бы два этапа. Первый – это борьба человека с внешней природой, в которой он одерживает победу за победой, второй – внутренний, борьбе с природой в себе, где, увы, терпит поражение, ведущее к разрушению и его, и природы, первой, внешней.
Для того, чтобы как-то разобраться в этом странном этапе, и в странном его положении еще раз вернемся к началу: человеческая стая и вожак. Инстинкты вожака регламентируют жизнь стаи – жизнь под и для вожака. Сам вожак – это узаконивание, устаканивание силы (для себя, под себя) как высшего блага, в то время как высшим благом у человека, в человеке, для человека является не сила, а разум.
Образование общества и государства защищает человека от внешних сил, угроз природы, а внутри самого себя человек остается на том же начальном уровне начала стая–вожак, что поддерживает уже государство. И вот тут-то и зарыта собака этой самой борьбы, но уже не с братом меньшим (природой), а с братьями по разуму, по причине, увы, подмене понятий, сохраняющей у власти все туже схему стая–вожак. И вот так и получилось, что эта схема докатилась аж до наших дней-ночей не только в виде записей-картинок (история-искусство), но и в действиях современных людей, новодревнейших варваров, разве что с  поправками на технические чудеса, с сопутствующей продукцией, типа: СПИДЫ, ВИЧИ, кланы, порнуха, преступность, проституция, шоу, шоу… Итак, стая – общество – с одной стороны, вожак – власть – с другой. Схема сохранилась и изменились только слова, скрывающие ее, но делающие разум – знания (совесть, любовь, правда), всеобщим посмешищам в виду их неприбыльности, неконкурентноспособности, а восхищаясь силой власти, приносящей прибыль, доход, т.е. перерубка сука, на котором еще все…
Увы, круг замкнулся, который раз, но под рукой очередного варвара, в разные эпохи они носили и носят разные имена. От, скажем, «урожай предателей, революция олигархов» до творцов новейшей демократии под звуки пикирующих бомб на головы непокорных. И что же такое получает в итоге этот варвар? Это все тот же продукт чистой природы, но попавший в обстановку новой техцивилизации, приспособился к ее словам, должностям, по-прежнему рвет и мечет, неся в руках знамя «Хлеба и зрелищ!»
Причина всех расцветов – распадов, распадов – расцветов кроется в торжестве той же схемы, но производящей только старых варваров.
Вспомним начало тринадцатого века: конец вакханалии средневекового варварства, расцвет Возрождения человеческого разума – Джотто, Рафаэль. Прошло всего ничего и на тебе –Босх, Брейгель…
В картине «Корабль дураков» и «Слепые» мы видим, увы, итоги конца очередного витка, круга истории человека, появление новых варваров, достигших, разумеется, апогея своего развития, что стало предметом осмеяния в комедии, правда, названной еще божественной, но пройдет всего ничто и подтвердится прозрение «слепых», низведших эту же самую комедию к обычной, оказавшейся просто человеческой под давлением – нашествием следующих варваров, названых «бедными богачами», а сейчас все та и эта вакханалии сходят с картин, со страниц и достаточно нажать кнопку и получите, увидите нових, старых прихватизаторов! Кто хочет стать миллионером! Приехали. А что же дальше? Неужели намечается конец истории? Пускай это и преувеличено, но, возможно, есть доля правды в этих крайностях, они, пускай хоть на мгновение, но обнажат суть дела. А что же тогда остается, останется? А останется только форма как последний бастион надежды самой жизни, пускай хотя бы дышащей на ладан форме и цепляющейся если не за трагедию, комедию, то хотя бы за фарс как последний крик о сути, взывая к ней.
Особенно этот фарс, проявился в комментарии современного комментатора картин Брейгеля. «Мы, мол, не слепые, слепые – не мы, мы – демократы» – вот последний крик последнего варвара под маской демократии, т.е. тирании, рынки, инвестиции, приватизации, невежество, выборов парламентов – президентов, т.е. проявление той же старой как мир схемы: стая – вожак, вожак – стая.
И вот только теперь вернемся  к заявленной и потеряной в дебрях необходимых доказательств темы Деникин – Ленин, к людям, казалось бы, живущих в одно время – эпоху, а между тем между ними дистанция огромного размера, почти неизмеримая, но неужели по протеканию стольких эпох-кругов, из-за черт-те каких-то выдуманных изобретений и здесь проглядывает неистребимая никак, ничем, никем схема… Что же делать, как избавится от нее? – проклятые вопросы возникают сами собой и русский, и вот уже глобальный вопрос всего человечества ко всему человечеству.
Деникин в этой схеме является первоначально выходцем из стаи. Познав кое-что специфическо-военное, он дослужился до генерала и звание для него так и осталось равновелико понятию человека. И ни в зуб ногой от схемы: ни в мыслях, ни в действиях.
И вот в этом-то и проявляется вся суть как старых, так и новых-новейших варваров – они являются и остаются орудием в руках власти вожака, но на этом этапе развития цивилизации они умеют не только говорить, держать меч, но и даже уже пописывают.
И став на службу у вожака, Деникин выступил против стаи, которая взбунтовалась против вожака – трона – схемы, а это уже революция, переросшая в гражданскую войну, затеянную оторванным от кормушки вожаком и его – ее любителями.
С делом служения и защиты царя и отечества не получилось, он даже покушался на должность самого вожака, но специфическое образование подвело, он вдруг решил вернуть земли бывшим хозяевам, но не вышло и пришлось ретироваться и с должности, и с родины.
В эмиграции, насмотревшись тамошней демократии, он несколько дополнил свои спецпознания и уже рядом с империей допускал существование парламента, так и не поняв, что это взаимоисключающие друг друга вещи – понятия. В своем завещании он остался верен своим таким познаниям, просил похоронить его на родине, но не на родине стаи, а на родине с вожаком.
Увы и ах, он так и не отошел от своей узкой специализации, так и не поняв, а возможно и не знал о своей человеческой сути, оставаясь верным служителем схемы.
Ульянов, став юристом, т.е. выучившись один раз, приобрев специальность в руки, не прекращает учиться, так как от истории его так просто не оттянуть со всей надстройкой служителей – чиновников, армии и т.д., отсюда эта вечная борьба за власть (корыто), увековечивание этой абсурдной схемы.
А Ульянов продолжал уже еще раз учиться (третий раз по счету), именно этот третий этап познания и есть завершающий, так как он приводит человека от теории к практике, т.е. к действию в строгом соответствии с полученными знаниями.
Великая Октябрьская революция – это результат просветления масс от знаний, это долгожданная победа разума над инстинктом, это путь человека к самому себе, и другим, точно такими же, всем, братьям по разуму, это – замена меча и его разновидностей – крест, автомат – расчетный счет – кресло в руках варвара – книгой, которая не просто учит и дает специальности в руки (повар, генерал, юрист, политолог, президент), а и учит мыслить (философия, история, литература), но и после этого надо еще раз учиться, чтобы эти мысли претворить в дело.
Да, чтобы стать человеком надо учиться, учиться и еще раз учиться.
Не трудно подставить все эти генные истины ко всем этапам развития и истории, и самих понятий, и личностей, да и каждого живущего и заканчивающего, и начинающего, чтобы понять кто кем остался (варваром, помахивающим мечом, смахивающего на помахивающего пером) и кто кем стал (Ульянов-Ленин).
И что же мы имеем на сегодняшний день? Вопросы, вопросы…. Не буду повторять, потому, что они страшат. А что говорить об ответах? Но все-таки мы повторим это глобальный вопрос: неужели все то, что было оказалось утопией, неудачным экспериментом?
А ларчик с ответами открывается просто: идеи равенства, братства, познания не перестали быть истинами, даже если о них не знает никто, тем более если их предают, забывают, заговаривают, выбрасывают, а точнее вытраливают из учебников новые отряды ученых варваров, возвращающих на место старую, как мир, схему.
Инстинкт по-прежнему не хочет и никогда не будет даже учиться, он хочет как всегда все и все сразу, и немедленно, и побольше, и только себе, ломая, кроша все и всех на своем пути к этому, не забудем – всему, напомним – сразу, и не забыть бы напомнить – только себе, и это несмотря на наличие дипломов, степеней, кресел, мандатов, наград, премий.
Причина поражения человека, как мы видим с очевидностью, состоит в том, что: когда человек перестает учиться (т.е. познавать другое, прошлое, сравнивать, задавать вопросы и ответы), он  становится варваром, насаждающий и защищающий только варвара, а попадая на трон (все и сразу) варвар становится тираном, а страна под властью тирана – это рабство, несмотря на любые лозунги, статуи, партии, ТV-шоу… смотри ниже.
Абсурд нового времени заключается в уже его … абсурдности – новое варварство приходит к власти под лозунгами истины (свобода, братство…) окончательно тем самым оболванивания стаю, которая по понятиям (инстинктам), причинам выбирает этого же варвара.
Один абсурд еще можно выдержать, даже нужно, но абсурд абсурда уже не выдерживает ни природа (цунами, ВИЧи, спиды, НДСы, МВФы), ни человеческий дух, скажем, узаконивание (а может быть – устаканивание), проституции, однополых (одноклеточных), словари браных слов, искусство вне (уже даже не для) искусства.
Что же делать? – вопрос возникает как бы само собой, а точнее возвращается на свое место, где он и был, и будет всегда и всегда будет требовать ответа. И неужели нет выхода из абсурдной схемы, и вот теперь приходиться добавлять – абсурда?
Никаких неужели – безвыходных положений нет и быть не может, даже если человек (человечество) попадает в них, вот как сейчас.
И выход есть.
Но прежде чем предложить его, напомним еще раз основную суть абсурда абсурда, которые человек (ство) должен убрать со своего пути, как камень (вспомним Эзопа). Суть всех этих и других, и всех абсурдов заключается в упорно существующей, а еще точнее, упорно сохраняющейся схемы: стая – вожак. Чтобы такое осуществить (убрать камень, мечи, администрации, армии, неприкасаемости) напрашивается один единственный выход – надо вернуть вожака в стаю, чтобы этот человек мог выполнить свою основную задачу-функцию – бороться с природой за выживание, а не бороться за это же само выживание со своими братьями за блага, которых почему-то оказалось, даже демократически-конституционно, увы и ах, больше, чем у его друга, фактически ничем не отличающегося от других (исключая, напомним, варваров), но этим самым законным якобы конституционным путем незаконно превращает его уже во врага … Ну и ну?!
Итак, мы приближаемся наконец-то к заветной цели, созрели, чтобы ответить на коренной вопрос жизни и смерти человека (ства), а не (напомним) варвара.
Итак, что же делать, чтобы выжить человеку. Как стать таковым мы уже знаем.
Первое и последнее, основное и главное – надо отказаться от должности вожака, напомним не в природе, а в человеческом обществе (а не стае). А на современном уровне, на современном этапе – отказаться от должности Президента (типа-завхоза, ладно – менеджера) во всех странах, континентах, весях, думается, что  представители избранных Советов смогут порешать спецвопросы…
Все свои человеческие дела, вопросы, ответы человек должен решать всем миром, обществом, парламентом, думой, советом, а не… – даже не хочется повторять это слово, сразу чувствуется даже в дыхании, не говоря о мыслях – нечто стягивающее, спертое, следовательно лишнее, болезненное, внеприродное, внеисторическое, смешное, комическое, отростковое…
Условие созрели, обстоятельства припирают, вынуждают и у человека (ства) достаточно накопилось знаний, чтобы совершить этот, не эксперимент, а решительный шаг к своему самоусовершенствованию. К имеющимся знаниям, опыту я отношу существующее организации ООН, Парламенты, Думу, Советы, Конгрессы… Как мы понимаем, для их нормального существования надо сделать последний, но решительный шаг: убрать с дороги камень, чтобы догнать … и перегнать Эзопа, уже не существующего, а все еще идущего впереди, не говоря о …
Есть и другие предложение, которое как бы уточняют, дополняют, развивают первое, основное. Но для их осуществления требуется сначала совершить этот, основной шаг, подчеркнем, не революционный, а эволюционный, естественный, генный шаг к своему выживанию, выживанию не варвара, а человека.

Другие предложения, чтобы ими не заговорили, оттянули, заболтали, проголосовали, переизбрали основное, мы решим потом, а сейчас надо осуществить это предложение, внедрить его в жизнь, чтобы продолжить путь познания, уже на новом этапе, следуя одному единому закону для любого человека (ства): учиться, учиться и еще раз учиться.

Комментариев нет:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...